С 2013 года в российском здравоохранении появилось новое понятие – медицинская реабилитация. Основная цель медицинской реабилитации – максимально возможное улучшение качества жизни пациента после заболевания или травмы, в том числе при невозможности излечения. О работе одного из отделений медицинской реабилитации города Челябинска, расположенного в ОКБ № 3, мы поговорили с заведующей, врачом-неврологом Натальей Куренковой.

Отделение реабилитации

– Расскажите, пожалуйста, что представляет собой отделение реабилитации?

– В декабре 2012 года в России был принят Порядок организации помощи по профилю «Медицинская реабилитация». В этом Порядке регламентировалось, какие должны быть отделения, какое штатное расписание, оснащение, чем отделение занимается. Наше отделение было организовано в мае 2013 года и стало первым в Челябинской области. Тогда оно было развернуто на 30 коек, и мы занимались помощью людям, которые перенесли острое нарушение мозгового кровообращения. В нашем отделении работают врачи-неврологи, врачи — мануальные терапевты, травматологи, инструкторы-методисты ЛФК (лечебной физкультуры), логопед, психолог. Вся работа построена по принципу организации мультидисциплинарной бригады. Помочь человеку вернуться к независимой или активной жизни – дело специалистов разного профиля, не всегда медработников и врачей. Например, логопеды – это люди с высшим педагогическим образованием, психологи и инструкторы-методисты ЛФК – также специалисты с высшим не медицинским образованием. Главная ответственность лежит на врачах, задача которых обеспечить медикаментозную поддержку неустойчивых функций. Психолог восстанавливает душевное равновесие, занимается коррекцией расстройства памяти и интеллекта, без чего работа остальных специалистов будет неэффективной. Логопед занимается расстройствами речи, глотания, это тоже очень важная сторона – если человек не понимает обращенную речь, то с ним невозможно работать. А инструктор-методист ЛФК занимается восстановлением движения. Только такая работа в составе бригады может максимально эффективно помочь человеку.

– Сейчас ваше отделение расширилось и помогает людям с большим спектром различных проблем?

– Да, как я уже говорила, изначально наше отделение насчитывало 30 коек. Позже оно расширялось, и сейчас у нас 60 стационарных коек и восемь коек дневного стационара. С ростом отделения увеличилось и количество сотрудников. На сегодняшний день мы занимаемся не только с пациентами, которые перенесли инсульт. Среди тех, кому мы помогаем, -  люди, перенесшие черепно-мозговые травмы и операции на головном мозге, перенесшие травмы позвоночника и операции на позвоночнике. Во всех этих случаях речь идет о патологии центральной нервной системы. Второй наш профиль – патология периферической нервной системы, это скелетные травмы с нарушением функции и любые ортопедические операции.

Восстановление под контролем врачей

– Может ли человек восстановить утраченные после катастрофы функции самостоятельно?

– К сожалению, после тяжелого заболевания сложно восстановить утраченную функцию, но приспособить пациента к имеющемуся дефекту – возможно, и это задача специалиста. Человек может компенсироваться самостоятельно, но это будет медленно, неловко, через осложнения. Когда речь идет о таких осложнениях, как паралич, спастика (постоянное напряжение мышц), если пытаться восстанавливать двигательную активность самостоятельно и ошибочно, здоровая сторона будет вовлекаться в этот процесс, могут начинать страдать суставы, нарушается осанка, и человек начинает ходит неправильно, искривляется таз, страдают внутренние органы. Повторюсь, встать человек в ряде случаев сам может, но он не встанет правильно и не пойдет так, чтобы последствия заболевания остались его тайной. В руках специалистов, если все сделать вовремя и правильно, есть вероятность, что от болезни останется минимальный дефект, который будет либо не заметен вообще, либо не будет бросаться в глаза.

– Можно ли ждать чуда от реабилитации?

– Многое зависит от объема поражения головного мозга. Кроме того, компенсаторные возможности организма у всех разные. Иногда пожилые люди восстанавливаются лучше, чем молодые, и наоборот, молодость – важный положительный фактор. Негативную роль играет наличие сопутствующих патологий – с возрастом накапливаются хронические заболевания, и, если часть из них не компенсирована, бывает сложно что-то сделать (например, если речь идет о нестабильном давлении, сердечной недостаточности, высоком уровне сахара в крови, о бронхиальной астме с частыми приступами и других патологиях). Реабилитацию можно назвать вторым шагом лечения (первый этап – когда катастрофа только случилась, и человеку проводится лечение в условиях реанимации или специализированного отделения). Когда угрозы для жизни больше нет, состояние пациента стабильно, есть перспектива восстановления и нет противопоказаний для начала реабилитации, к работе приступаем мы. Настрой пациента, его мотивация – очень важный фактор успеха. Забота и помощь родственников — важная составляющая.

– Сколько может длиться реабилитация?

– Разные проблемы восстанавливаются в разные сроки. Движение восстанавливается наиболее хорошо в первые шесть месяцев. Речевые нарушения восстанавливаются дольше – так же, как у ребенка формируется речь за два-три года, так и после болезни, когда повредились речевые центры, требуется два или три года систематических занятий. Восстановление нарушения эмоций, поведения, психики – это тоже достаточно долгий процесс. И, к сожалению, помочь можно не всем.

Главное – соблюдать рекомендации

– К сожалению, иногда человек не может восстановиться до конца. И возникает логичный вопрос: «А почему?».

– Никто в мире не умеет восстанавливать утраченную функцию, если в мозге повредилась важная структура, которая несет за нее ответственность. Мозг – коллектор всех функций, это не только наша память, внимание и интеллект; он регулирует работу внутренних органов, работу мышц и всего организма. Если повредился тот или иной центр и сформировался очаг некроза (клетки погибли) – восстановить это невозможно. Важно, в каком отделе мозга случилась катастрофа. Есть так называемые «немые зоны», где нет центров высшей нервной деятельности, центров чувствительности, нет двигательных центров, которые контролируют движение. Если сосудистая катастрофа произошла там, не будет серьезных видимых последствий. Кроме того, не нужно забывать, что чем больше очаг поражения – тем большая вероятность серьезных последствий. И еще одно отягчающее обстоятельство – повторная катастрофа. Если на счету пациента это уже не первый инсульт, шансов полностью восстановиться меньше. То же самое касается черепно-мозговой травмы. Если она первая, и послеоперационный период идет без осложнений – то шансы на восстановление неплохие.

– Снижается ли вероятность возникновения повторной катастрофы после прохождения реабилитации? Или это зависит от чего-то другого?

– Вероятность повторного события зависит от вторичной профилактики, потому что инсульт – это не самостоятельное заболевание, а заболевание системное, человек к этой катастрофе идет несколько лет. Оставленные без лечения гипертония, сахарный диабет, ревматизм, нарушение ритма сердца – все это ведет к тому, что у человека развивается инсульт как осложнение того или иного заболевания. Когда случается инсульт – проводится обследование, выявление причины, почему это произошло. Ряд факторов мы не можем изменить: возраст, пол, наследственность. А на другие причины, такие как повышенное артериальное давление, повышенный холестерин, сахарный диабет, нарушение сердечного ритма, курение возможно влиять. Когда лечение и диеты подобраны, и пациент соблюдает рекомендации – вероятность повторного инсульта снижается. Если не соблюдает – опасность велика. Нужно внимательно относиться к своему здоровью, потому что повторный инсульт оставляет более грубые дефекты и справиться с ними гораздо сложнее.

Фото автора