Герои документальной ленты – жители разных уголков мира, сталкивающиеся с редкими, порой, неизученными заболеваниями. Как правило, «по сценарию», они вначале фильма обращаются за помощью к докторам и получают максимально возможное для их ситуации лечение. Но три истории не могли оставить меня равнодушной.

Предисловие

Молодой человек Саин Мумтаз из Пакистана страдает генетической патологией, которая не диагностирована больше ни у одного человека в мире. Его тело и особенно голова деформированы из-за чрезмерного роста тканей и костей. Вылечить Саина нельзя. Но врачи могли бы облегчить ему жизнь, сделав операцию на трахее и удалив нарост, мешающий дышать. Однако отец Саина отказался от помощи врачей, сославшись, что на все «воля Аллаха».

18-летняя Лора Уильямс из Британии на втором месяце беременности узнала, что носит сиамских близнецов. Врачи предлагали ей сделать аборт, но девушка отказалась по религиозным убеждениям. Девочки, имеющие общую печень, кишечник и несколько важных кровеносных сосудов, несмотря на старания лучших врачей королевства, не смогли жить ни вместе, ни порознь. Сначала у Веры и Надежды развилась кишечная недостаточность – из-за этого состояния девочек пришлось в экстренном порядке разделять. Одна из малышек умерла сразу – ее легкие не справились с работой, вторая – через несколько недель.

Хосе Местре из Португалии почти всю жизнь носил на лице более пяти килограммов опухоли. Но отказывался удалять ее из-за того, что во время операции требовалось переливание крови. Его мать, вхожая в секту Свидетели Иеговы, отрицала все подобные манипуляции. Мужчина решился пойти против собственных религиозных убеждений только после того, как опухоль начала кровоточить, что угрожало его жизни. Врачи сделали все, что могли, но из-за того, что время было упущено, даже после операции у Хосе фактически нет лица.

И вот, просматривая эти фильмы, я задавалась вопросом, неужели вера во Всевышнего (не важно, какое имя он носит) может позволить человеку умереть? Неужели Создатель, который даровал нам жизнь, может скомандовать: «Умри!»? Или, может быть, в этих случаях вера – всего лишь прикрытие собственных страхов и предрассудков? Мы решили разобраться в том, как относятся к вопросам сохранения здоровья, а также к различным отраслям биоэтики, представители самых распространенных на Южном Урале конфессий.

Красный Полумесяц

Муфтий Челябинской и Курганской областей Ринат Раев утверждает: сохранение собственного здоровья – это обязанность каждого верующего, наряду с молитвами и соблюдением поста, так как оно даровано Всевышним. Более того, среди приверженцев ислама было очень много ученых, совершивших различные яркие медицинские открытия. Известно, что в IХ - ХIII веках именно ислам стимулировал открытие университетов и развитие философии, права, математики, медицины, химии и других наук, широкое просвещение и образование.

– Обращаться к врачам-специалистам – это обязанность каждого верующего. Если кто-то, не понимая свою религию,  полагается на милость Всевышнего, но не обращается к врачу – это неправильно. Если кто-то манипулирует религией и Священным Писанием – это происходит от непонимания.

Ринат Раев отмечает, обращаться за помощью к врачу и, с другой стороны, помогать заболевшему – это дело богоугодное, как и молитва. Именно поэтому ислам разрешает такую медицинскую помощь, как сдача крови (и, соответственно, ее переливание). Однако верующий человек должен сдавать кровь бесплатно, продавать ее запрещено («мусульмане не проливают кровь, а сдают ее»), неоднократно участвуя в акциях такого рода, российские мусульмане в различных субъектах Российской Федерации в пунктах переливания крови сдавали свою кровь для оказания помощи другим.

Что касается абортов, в исламе он может быть разрешен в двух случаях, оба из которых относятся к острым медицинским показаниям: если есть угроза жизни матери или угроза жизни ребенка. В остальных случаях аборт приравнивается к убийству.

В целом же различные недуги, болезни (в том числе появление на свет больных детей) для верующего должны служить поводом задуматься, что же он делает не так.

– Появление на свет детей с инвалидностью – это знак, чтобы здоровые брали поучительный пример, задумывались, почему это случилось – Всевышний не просто так это дает, а для того, чтобы люди не повторяли каких-то ошибок. Мы должны этому придавать особое значение, в первую очередь благодарить за то, что Он нас сотворил полноценными. Человек может родиться здоровым и стать инвалидом, может быть таким и с рождения – все это происходит по воли Всевышнего Творца, – говорит Ринат Раев.

Большое значение муфтий уделяет заповедям, которые посланы человечеству Всевышним:

– Если мы что-то выполним, от этого польза Богу есть? Если мы не выполним, Богу хуже станет? Нет. Если мы молимся – это Богу нужно? Нет. Бог всемогущий, он – Творец. Он везде, все видит и слышит. Он предписал и молитву, и посты, чтобы человечество не выходило за установленные пределы. Но если мы их переступаем – Бог дает нам назидание.

Звезда здоровья

Во многом оказались схожими отношения к различным медицинским манипуляциям и в иудаизме. Причем ради спасения человеческой жизни допускается нарушить даже религиозные законы! Об этом говорит главный раввин Челябинска и Челябинской области Меир Кирш:

– Тора дает разрешение обращаться к врачам. Есть такие жизненные ситуации, когда человек может нарушить заповеди Торы и отменить их, если есть угроза жизни, потому что жизнь – это самое главное. Например, если женщина должна рожать ребенка в субботу (в шаббат), когда предписано воздерживаться от работы, ее, несмотря ни на что, повезут в больницу, потому что существует угроза жизни матери и младенца. 

Даже выявленные внутриутробно патологии плода не являются аргументом в пользу аборта по медицинским показаниям – это в принципе запрещено и считается убийством ребенка. Однако, как отмечает Меир Кирш, подобные ситуации, а также обстоятельства, когда под угрозой жизнь матери, должны рассматриваться компетентным раввином, который скажет, можно ли в конкретном случае или нельзя делать аборт. Точно так же, как гибким является вопрос пересадки донорских органов, когда, по сути дела, человек обречен на гибель ради спасения другого (и даже если речь идет о жертве ДТП или другом несчастном случае, когда в роли донора выступает лицо, которое не смогут спасти). Если пересадка органа приводит или ускорит смерть донора, тогда это нельзя, так как запрещено убить одного человека ради спасения другого.

А вот переливание крови, однозначно, разрешено. Точно так же и ее сдача. При этом брать деньги за сдачу крови не запрещено, но обычно, если речь не идет о работе донорских центров, а об акциях, в которых принимают участие иудеи, вопрос финансового вознаграждения не поднимается в принципе.

Бог поможет

Украшения, оставленные людям в благодарность той или иной иконе в храмах, говорят о том, что многие обращаются за помощью к Богу. Можно только догадываться, о чем просили прихожане, но, думается, среди молитв многие были связанны с просьбами исцелить недуги.

В любом случае заболевание – это повод задуматься о своей душе. И когда человек заболел – нужно подумать, а сколько вчера он сделал злого: увидеть это, покаяться, исповедоваться и лечиться, применяя методики, которые одобряет церковь. Можно обратиться к классической медицине, к различным общепринятым методам лечения (например, лечение травами). Но нельзя прибегать к помощи знахарей и экстрасенсов, отвергая традиционное лечение.

– В каждой болезни есть промысел божий. Апостол Павел сказал: «Страдающий плотью перестает грешить». Иногда Господь допускает болезнь, чтобы избавить от какого-то греха или чтобы болезнь была искуплением совершенного греха, – уточняет руководитель социального отдела Челябинской епархии РПЦ, настоятель храма святого великомученика Георгия Победоносца, протоирей Владимир Воскресенский.

Православие осуждает аборты, однако, если раньше существовали достаточно строгие каноны, которые приравнивали всех, причастных к этому деянию, к человекоубийцам и отлучали от церкви на десять лет, то теперь это правило пересмотрено, и людей не лишают церковного общения.

– Аборт – это убийство. Даже если плод больной. Церковь со снисхождением смотрит только на тот случай, когда рождение ребенка влечет огромную угрозу жизни матери, при условии, что у нее много детей. Если женщина жертвует собой ради рождения ребенка, ее поступок оценивается как подвиг.

Пересадка органов в православии, в принципе, допустима – подвигом считается, когда человек жертвует собой ради другого, но так как в этой сфере в былые времена было много злоупотреблений, принудительного изъятия органов, этот вопрос считается непростым.

Переливать кровь – можно. Если за это дают деньги – можно пожертвовать их на благотворительность или восстановить свое здоровье:

– Когда в Аше была катастрофа, многие из нас, служителей церкви, ходили и сдавали кровь — это очень благое и нужное дело, и никакого запрета нет, – говорит Владимир Воскресенский. – У нас даже есть практика, когда мобильная станция переливания крови приезжает к Свято-Симеоновскому кафедральному собору, все желающие священники идут сдавать кровь. К слову, среди тех, кто регулярно становится донором крови, – и митрополит Челябинский и Миасский Никодим.

Слово за врачами

Так что же получается? Крупнейшие мировые религии не запрещают лечиться, хотя вопрос проведения аборта и пересадки органов остается весьма скользким. Однако есть религиозные организации, в которых запрещено гораздо больше. И именно с такими противниками медицины чаще всего сталкиваются медики.

Николай Панков, главный врач районной больницы Аргаяша, долгое время заведовал отделением анестезиологии и реанимации в одной из больниц Челябинска, и в работе неоднократно встречал пациентов, которые отказывались от переливания крови. Так называемые Свидетели Иеговы еще несколько лет назад «попадались» медикам очень часто. Сейчас, когда это течение признано сектой, и с ее последователями ведется борьба, приверженцев стало меньше. Но тогда это создавало большие проблемы, когда планировалась операция с большой кровопотерей:

– В больнице есть синтетическая кровь, которая называется перфторан, – но это не панацея. Это катастрофически дорого, и ей невозможно восполнить все факторы свертываемости крови, так как перфторан осуществляет только транспорт кислорода. Конечно, есть активаторы факторов, но все это очень сложный процесс, – говорит Николай Панков.

Врач уточняет: в Минздраве считается, что пациента в случае отказа от медицинской манипуляции все-таки следует уговаривать поменять свое мнение. Или же доктор обязан получить собственноручную подпись пациента в истории болезни о том, что он ознакомлен со всеми возможными осложнениями вплоть до летального исхода – эта ключевая фраза обязательно должна присутствовать в документе. Но даже это не гарантирует полную безопасность врача в дальнейшем.

Впрочем, нередки были и ситуации, при которых доктор узнавал о религиозных предпочтениях пациента уже после переливания крови:

– Иногда пациента привозят в коме, и мы, не зная, что он относится к Свидетелям Иеговы, осуществляем хирургическое вмешательство, переливание крови и т. д., – говорит заведующий травматологическим отделением ГКБ № 8 Юрий Петров. – Но, когда такие пациенты приходили в себя и узнавали, что с ними произошло, принимали это спокойно и претензий не имели. Судебных разбирательств не было.

Юрий Петров вспоминает: если такой пациент поступал в отделение в сознании, переломить его убеждения не удавалось, хотя отказов от операций все-таки не было. Однакоы Свидетели Иеговы просили использовать во время хирургических вмешательств препараты заменителей крови, самостоятельно находили их в случае необходимости или же требовали щадящих операций. В любом случае доктор не помнит ситуаций, когда такие пациенты умирали от кровопотери.

Но это в случаях, когда имеет место экстренная помощь. Когда человек неожиданно оказывается в критической ситуации и тут уж, как говорится, нет времени на размышления. Но как происходит в тех случаях, когда болезнь тяжелая и длительная, а лечение растягивается на месяцы и годы? И вот удивительно – даже здесь специалисты не отмечают массовый отказ от лечения в пользу религии.

– Такое бывает весьма редко, и любой подобный случай –  это недоработка врача. Современная психотерапия в онкологии интерпретирует отказ пациента от лечения как одну из форм суицида, – говорит Андрей Важенин, академик РАН, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный врач России, главврач Челябинского областного клинического центра онкологии и ядерной медицины.

И что интересно, в лечении онкологических заболеваний представители конфессий охотно помогают врачам.

– В официальных конфессиях работают разумные люди, которые осознают, что только силой духа с опухолью не справиться. Мы с ними за одно, они подвигают пациентов к лечению в официальной научной медицине, к терпению и преодолению сложностей, но никак не препятствуют нашей работе, – объясняет Андрей Важенин.

При этом главный онколог Челябинской области уточняет, бороться за пациентов все-таки приходилось – все с теми же Свидетелями Иеговы. И, к сожалению, врачам не всегда удавалось выиграть битву за убеждения.

Вот и получается…

А что в итоге? Мы пообщались с представителями обоих «лагерей» – и с религиозными деятелями, и с врачами. И выяснили, что только сектанты препятствуют адекватному лечению и различным медицинским манипуляциям. Поэтому, если ваш близкий, столкнувшись с болезнью, отказывается от помощи специалистов, задумайтесь, во что он верит. И если убеждения человека – истинные, то, возможно, фраза «На все воля Божья» – это всего лишь попытка прикрыть религией собственные страхи.