Но для нас, россиян, эти события послужили серьезным стимулом к тому, чтобы объединиться, ощутить силу и мощь России. Сейчас, когда уже прошло достаточно времени для того, чтобы проанализировать произошедшее, мы посмотрим назад и дадим свою оценку случившимся пять лет назад событиям. Свой взгляд на Крымскую весну представляет член областного совета движения «За возрождение Урала», председатель совета шефов воинских частей, историк Игорь Михайлов.

Заглядывая в историю

– Тогда, в 2013 году, когда события на Украине только набирали обороты, можно ли было спрогнозировать то, что произошло в начале 2014-го и что происходит до сих пор?

– Сейчас проще простого быть прорицателем, заглядывая назад, в историю. Не буду скрывать, истоки трагедии, которая случилась в 2014 году в Киеве и на большинстве территорий Украины, были заложены еще очень давно. Мне, как историку, это было очевидно. Начиная со спецразработок австро-венгерских разведок и заканчивая насильственной украинизацией времен 30-х годов. Я читал воспоминания Лазаря Кагановича, где он хвалился, что заставлял донецких шахтеров выписывать газету «Донецкая правда» на украинском языке. Можно было бы отнести это к перегибам партийного большевистского этапа отечественной истории, но я сам служил на Украине и в середине 80-х видел, как под прикрытием движения Рух показывал свое лицо нацизм. Романтизация бандеровщины была уже тогда. В 2012 году я был в командировке в Киеве, зашел в музей вооруженных сил Украины и увидел Мазепу в качестве одного из выдающихся сынов Украины – человека, который предал неоднократно тех, кому присягал на кресте; увидел экспозицию, посвященную «лесным братьям», которые уничтожали свой собственный народ, и тех, кого они считали врагами нации. Это все было уже тогда. И это прорвалось в 2014 году, когда мы нашли в себе мужество и государственную мудрость спасти Крым, который никогда, за исключением пакта, который подписал Хрущев, не был украинским. Скажу больше, для меня и для моих соратников Крым всегда оставался исторически российским, древним, православным, столицей легендарного Черноморского флота, связанного с именами Потемкина, Ушакова, Суворова, Корнилова, Нахимова, с героями обороны от фашистов.

– Предполагали ли вы, что Крым воссоединится с Россией?

– Я не предполагал, а мечтал об этом. И тогда, весной 2014 года, мы в силу наших возможностей старались укрепить силы наших единомышленников в Крыму. Я с гордостью могу сказать, что, когда мы в начале апреля пять лет назад поехали туда в рамках просветительской работы, уже тогда мы подружились, и это стало тем фундаментом, на основании которого мы теперь продолжаем развивать наши побратимские отношения.

Протянуть руку дружбы

– Как пришла идея наладить столь тесные рабочие и дружеские отношения с представителями Армянска?

– По-другому и не могло быть. Только представьте, как на протяжении всей границы, в районе Перекопа, люди - и представители власти, и простые граждане - вышли и защитили свой полуостров от возможного уничтожения… Для меня одним из подвигов является тот факт, что они более 20 лет сохраняли памятники советского монументального строительства, несмотря на нажим  противоположной по духу идеологической системы. А еще я увидел, с каким трепетом и душевной щедростью они относятся к нашей общей истории, и понял, что мы будем крепко дружить домами.

– Расскажите, как выстраивалась дружба?

– В первой половине апреля 2014 года мы с делегацией общества «Знание» под руководством Владимира Лушникова были в Крыму с просветительской акцией. Я в своей жизни никогда там не был, дальше Краснодара никуда не уезжал, и для меня это было открытием. Когда я увидел большое количество единомышленников, которым важна история и будущее, я понял, что с этим муниципалитетом мы будем дружить. Да, может быть, у нас не так хорошо с взаимными экономическими инвестициями, но зато у нас есть наша человеческая дружба. Она не прерывается и базируется на воспитании детей и сохранении исторической памяти. У нас, южноуральцев, у единственных в России есть межмуниципальная премия в сфере патриотического воспитания, которая носит имя нашего друга и соратника Евгения Зязева, простого сельского учителя, сделавшего очень много для страны; его сердце перестало биться, когда он вместе с челябинскими ребятами участвовал в поисковой экспедиции в Крыму. Мы делаем все возможное, чтобы помочь нашим друзьям в Армянске, передать им опыт и закрепить их в той мысли, что они не одни, что в России, на далеком Южном Урале их любят, уважают, ценят. Мы считаем их нашим форпостом, примером, как в сложнейших условиях и временах нужно сохранять любовь к Родине.

Расстояние – не преграда

– Вы отметили, что Южный Урал далек от Крыма. Как сильно расстояние препятствует вашему взаимодействию?

– Расстояние, конечно же, для нас существенно. Мы раз в год приезжаем к нашим друзьям в день освобождения Армянска, 8 апреля. В этом году приедем пораньше, чтобы провести субботники, высадить деревья, разбить парк, открыть памятный знак на месте подвига Героя Советского союза Ивана Бережного, ценой своей жизни остановившего атаку фашистов в поселке Суворово, встретиться с детьми, продолжить работы поисковой экспедиции в рамках проекта «История Отчизны в нас живет». Мы рады, что наши друзья уже дважды побывали на Урале, и мы могли за несколько дней показать им часть нашего гигантского потенциала. И я надеюсь, что власти Челябинской области и власти Крыма сделают все возможное, чтобы эти поездки были системными и для наших детей: для лучших спортсменов, учащихся, поисковиков. Чтобы они увидели, насколько велика наша страна, своими глазами, а не по учебнику и не в Интернете. Когда мы показываем величие подвига на Перекопе, когда они видят города-герои Севастополь, Керчь, когда прикасаются к святыням Херсонеса, – это награда и самый убедительный урок истории.

Сила в единстве

– Мне показалось, что тогда, в 2014 году, воссоединение Крыма с Россией каким-то образом повлияло на настроение россиян и вызвало подъем патриотизма в широких слоях населения.

– Я согласен абсолютно с тем, что это был определенный импульс, красивый и яркий. Это как почка, которая распускается после заморозков и потом расцветает. Главное это не «заморозить», не засушить это суконными словами формального патриотизма. Нужно дружить музеями, домами, людьми, ветеранами, активистами, учителями, журналистами, обмениваться, созваниваться, поздравлять друг друга с праздниками. Справедливость – вечная мечта человечества, справедливость – это стержень России. Мы, может быть, не богатые люди, но, когда мы достигаем справедливости, мы счастливы. И это может касаться не только нас и близких, но и широкого круга людей – в этом смысл российской цивилизации. Еще лучше, если достигнута справедливость, и никто не пострадал. В этом и есть крымское чудо – историческая справедливость была достигнута фактически бескровно. В этом общее счастье нас и людей, которые там живут. Сейчас мы видим, что творится в Донбассе на границе с Донецком, Луганском, видим, как на Украине унижают ветеранов, которые проливали кровь за этих мерзавцев, как взрывают памятники, носят портреты нелюдей, которые убивали свой же народ. Неужели мы бы хотели этого на нашей исторической земле, которая полита на метры вглубь кровью наших предков? Во время поездок к побратимам я общаюсь с людьми не только в рамках официальных церемоний, я говорю с рядовыми гражданами. Да, проблемы пока еще остаются, но видно, как хорошеет Крым. Это как если мы прибираем наш двор и  видим, как он меняется. И это счастье. Говорить на родном языке, учить детей на родном языке, быть спокойным за свое будущее, потому что тебя защищает твоя армия и твою землю не топчут иностранные солдаты. Когда ты можешь спокойно поехать в любой конец страны, независимо от оттого, мужчина ты или женщина, 60 тебе или 50 (на Украине жестко ограничен въезд из России мужчин с 18 до 60 лет – прим. редакции), в этом тоже есть своя свобода. Именно это встряхнуло всех нас.

Сделали все правильно

– Как вы думаете, когда будут решены вопросы с признанием Крыма российской территорией западными странами и когда перестанет быть актуальной тема санкций?

– Я не буду выступать в роли пророка, но честно скажу – меня лично это глубоко оскорбляет как человека. Это моя Родина, моя страна, которой сотни лет. Некоторые страны другого полушария, считающие себя преемниками Римской империи, гораздо моложе, чем моя родная станица. И они смеют нас каким-то образом поучать, грозить нам, хотя у себя разобраться не могут, сначала взращивают террористов, а потом весь мир от них страдает.

А с другой стороны, меня лично, как человека, вполне устраивает то, что я могу посмотреть в своей стране. Я свою область родную еще всю не увидел, хотя побывал во многих местах. А еще с точки зрения житейской практики скажу так: если кому-то очень хочется помешать тебе в добром деле, значит, наверняка, ты все делаешь правильно.