С тех пор как Челябинское региональное отделение общественной организации «Российское военно-историческое общество» в сентябре возглавил историк и краевед, доцент ЮУрГУ Гаяз Самигулов, работа этой организации стало заметным явлением в жизни Южного Урала. Совсем недавно Гаяз открывал памятную доску в честь исторических сражений в Чебаркульском районе, а через несколько дней – уже в Троицком районе.

5 ноября в поселке Черноречье Троицкого района Челябинской области открыт памятный знак «Наследнику престола Николаю Александровичу, будущему российскому императору Николаю II». Мемориальная доска установлена на историческом месте, где в 1891 году состоялась встреча наследника российского престола Николая Александровича с казаками и золотопромышленниками. В 1890-91 годах наследник совершал восточное путешествие, посетив несколько стран Юго-Восточной Азии. Заграничный вояж наследника российской короны закончился во Владивостоке, где будущий император принял участие в церемонии закладки Транссибирской магистрали. Затем цесаревич Николай направился в Санкт-Петербург, и путь его проходил через Троицкую крепость и поселок Черноречье, где к его приезду был построен павильон. Здесь и состоялась встреча наследника престола с подданными российской империи Троицкого уезда Оренбургской губернии.

Как сообщила СМИ пресс-служба Челябинского регионального отделения общественной организации «Российское военно-историческое общество», идея установки памятного знака заключается в том, чтобы увековечить память о Николае Романове –  верховном главнокомандующем русской армии в период самых выдающихся побед русского оружия в Первой мировой войне, которого православная церковь причислила к лику святых.

Это первый монумент последнему российскому императору, который установлен на территории Южного Урала. Ближайшие памятные сооружения находятся в Екатеринбурге.

Но интереснее всего прочитать воспоминания современника и свидетеля этой исторической встречи на Уральской земле князя Ухтомского.

Павел Большаков, фото автора

 

«ПУТЕШЕСТВIЕ  ГОСУДАРЯ  ИМПЕРАТОРА  НИКОЛАЯ II НА ВОСТОКЪ» (ВЪ 1890—1891). (АВТОРЪ-И3ДАТЕЛЬ  КН. Э. Э. УХТОМСКIЙ). С -ПЕТЕРБУРГЪ. ЛЕЙПЦИГЬ: Ф. А. БРОКГАУЗЪ, 1897.

ВЪ ОРЕНБУРГСКОМЪ  РАIОНЕ.

«… букеты изъ полевыхъ цветовъ. Государь Наследникъ принялъ рапорты станичнаго и поселковаго атамановъ, улостоивъ вопросомъ, — давно ли они служатъ на этихъ должностях, — поздоровался затем съ учениками и ученицами, после чего отъ выборных стариковъ принялъ хлеъ-соль, на деревянном блюде. На блюде шла надпись: «Оренбуркскаго казачьяго войска отъ казаковъ Кособродской станицы Августейшему Атаману» (въ средине блюда красовалась корона, а на солонке было начертано Имя и Отчество Его Высочества).

Милостиво  простившись  съ хозяевами, которые; удосгоились получить отъ Высокаго Гостя две золотые монеты въ три и въ пять рублей, Его Высочество вышелъ на крыльцо. Неудержимое радостное «ура!» встретило Обожаемаго Атамана и долго гремело вследь, пока наконецъ экипаж не скрылся изъ глазъ казаковь, все еще стоявшихъ съ непокрытыми головами, точно не веря своему счастью...

Пребыванiе Его Высочества въ поселке Санарскомъ длилось не болee 30 минуть. После отбытатия Своего оттуда Государь Наследникъ изволилъ прислать атаману Кособродской станицы сотнику Григорьеву золотыя съ бриллiантами запонки, а становому приставу Михайлову, за деятельность при встрече, золотые часы…

…Дорога oт, Подгорнаго поселка постепенно понижается и затемъ вновь возвышается по мере приближены къ Чернореченскому поселку Степной станицы. Съ левой стороны сибирского тракта синеется извилистый Уйt, а съ правой стороны подходить Сакарскiй войсковой боръ, — памятник неустанныхъ заботь о лесохраненiи прежнихъ деятелей края.

Въ одной версте отъ этого поселка, на самой дороге, Государя Наследника ожидала встреча оть лица золотопромышленниковъ I-го горного округа частныхъ золотыхъ промысловъ Оренбургскаго края, во главе которыхъ стоялъ иницiаторъ встречи и устройства самого павильона Гаврiилъ Ермолаевичъ Подвинцевъ.

Место, где былъ раскинут павильонъ, какъ нельзя более удовлетворяло своему назначенiю: съ юга, среди тальннковъ и зеленеющей травы извивалась лента реки Уя, съ прилегающими нолями, засеянными хлебомъ, а среди нихъ, какъ на ладони, выделялся черный войсковой боръ…

…Съ утра 22 iюля, около павильона собралась уже целая масса народа, весьма разнохарактерная и разноплеменная:  тутъ были и казаки, и татары съ киргизами и башкирами, и крестьяне (по болльшей части съ золотыхъ прiисковъ).  Bсe были одеты по праздничному.  Въ 11 часовъ утра показались передовые экипажи…

 Народъ кинулся къ боковой дороже и словно по команде построился шпалерами. Однако пришлось разочароваться: это  были только обозныя линейки изъ поезда Его Высочества, а затемъ экипажи начальствующих лицъ.

Съ прiездомъ наказнаго атамана началось передвиженiе и устройство собравшейся публики, что стоило немалого труда, такъ какъ каждому не-хотелось уступать выбраннаго имъ места. Наконецъ все уладилось и замерло въ ожиданiи.

Конвой казаковъ выстроился на полотне тракта и выровнялся. Все затихло и только слышны были шумъ и шелестъ флаговъ.  Вдругъ изъ-за горы, точно нзъ-подъ  земли, выскочите съ обеихъ сторонъ тракта двое джигитовъ-казаковъ, а за ними показался конвой  съ развевающимся значкомъ  и Экипажа Его Высочества... Государь Наследникъ съ веселымъ лицемъ  направился къ депутацiи отъ Чернореченскаго поселка, отъ которой собственноручно принялъ  хлебъ-соль, преподнесенную урядникомъ  Алексеемъ Русскихъ. Зетамъ  Его Высочество поднялся на терассу павильона, где г. Подвинневъ поднесъ ему хлебъ-соль. Затемъ начался осмотръ всего, выставленнаго для ознакомленiя съ золотымъ деломъ.

Въ 40 шагахъ отъ павильона машина медленно задвигала жерновами, размалывая золотоносный камень, набросанный въ чашу. Его Высочество очень внимательно разсматривалъ устройство машины, разговаривая съ г. Подвинцевымъ. Окончивъ осмотръ, Государь Наследникъ проследовалъ вторично въ павильонъ. Въ это время публика собралась и встала густыми шпалерами вдоль дорожки, обтянутой съ обеихъ сторонъ шнуромъ.

Государю Наследнику приходилось следовать почти вплотную около народа. Клики замерли; каждый старался насмотреться на Него и запечатлеть въ своемъ сердце дорогiя черты Его лица. Только и были слышны тихiя восклицанiя: «Батюшка ты нашъ! Красавецъ ты нашъ! Родимый ты нашъ!» и сколько невыразимо-искренней любви и преданности слышалось въ  этихъ словахъ!!. . .»