Наступление с трёх точек

Несмотря на небольшой размер денежной премии (за лучший проект конгресс-холла – всего 1,5 млн рублей), на конкурс подали заявки 225 участников, представивших 350 проектов. Больше всего заявок поступило из Москвы, Челябинска и Санкт-Петербурга. Были также представители Екатеринбурга, Новосибирска, Тюмени, Уфы, Краснодара, Перми, Хабаровска, Калининграда, Самары и Ярославля. Помимо отечественных архитектурных бюро, свои идеи для набережной Миасса, конгресс-центра и аэровокзала предложили архитекторы из Австралии, Великобритании, Турции, Италии, Германии, Израиля и Сербии.

А накануне в отеле «Рэдиссон» организаторы конкурса - Агентство международного сотрудничества Челябинской области, ЧРО «Союз дизайнеров России» и региональное отделение Союза архитекторов России – представили архитектурные проекты, попавшие в шорт-лист конкурса. В понедельник на презентацию архпроектов приехали губернатор области Борис Дубровский, его заместитель Руслан Гаттаров и глава Челябинска Евгений Тефтелев. Здесь же собрались члены интернационального жюри: прежде чем выбрать победителей, они хотели воочию познакомиться с городом, который должен визуально измениться к саммиту глав-государств ШОС-БРИКС в 2020 году.

По мнению президента Союза архитекторов России Николая Шумакова, аэропорт, конгресс-центр и набережная реки Миасс – это своего рода реперные точки, с которых может начаться архитектурное развитие Челябинска XXI века. О том, что «с городом нужно как-то работать», говорила другой член жюри преподаватель Московского архитектурного института и руководитель архитектурного бюро «Рождественка» Наринэ Тютчева.

Добро и зло глазами архитекторов

Вообще, архитектурный конкурс стал для нас поводом поразмышлять над развитием столицы Южного Урала и посмотреть на себя со стороны, причём, не глазами заезжих поп-звезд и досужих болтунов, а профессионалов высокого уровня. К примеру, больше всего досталось от них небоскрёбу на Кировке «Челябинск-сити». А вот за чудом сохранившийся исторический центр гости порадовались. Ансамбль жилых зданий на улице Социалистической («немецкая застройка» в Металлургическом районе) показалась симпатичной члену жюри из Лондона Маркосу Роселло. Ему же понравился самый центр города в районе площади Революции. То есть хорошо в Челябинске там, где есть не одно красивое здание, а архитектурно решённое пространство, ансамблевость.

Действительный член Российской академии архитектуры и строительных наук Никита Явейн из Санкт-Петербурга полагает, что высотность зданий в центре не должна превышать 40 метров. Его поддерживает известный чешский архитектор Олег Гаман. По его мнению, главное – пропорциональность и качество.

В сущности, Челябинску предстоит не просто исправлять частные градостроительные ошибки, а подчас откровенное архитектурно-административное варварство последних 20 лет. Речь идёт о новом осмыслении мегаполиса, который уже не может быть городом при заводе или городом, где царит чиновничий волюнтаризм. Это понимают сегодня и жители, и власти региона. Цель конкурса - перевести этот запрос на язык архитектуры.

Политическая воля, в чём она?

Если строительство конгресс-холла - необходимое условие проведения саммита, то обустройство набережной – давний долг перед Челябинском. Аксиома для урбанистов: река в городе – огромный плюс для него, причём, город должен быть развёрнут к реке лицом, а не спиной, как это случилось у нас.

Борис Дубровский с интересом осмотрел выставку проектов. Но не стал публично обнадёживать архитекторов, буквально вытягивавших из него обещание непременно реализовать представленные на конкурсе решения. Есть в истории новой России прецеденты, когда глава некоего региона, увлёкшись очередным ярким проектом, забывал обо всём остальном своём большом и беспокойном хозяйстве. Архитекторы – люди в первую очередь творческие. Но есть и очевидный прагматический аспект. Сколько это будет стоить? Кто будет инвестором, и, соответственно, оплачивать полёт мысли? Нужно ли исходить из существующих реалий и просчитанных прогнозов или рискнуть, надеясь на то, что новые объекты станут сами по себе стимулами к развитию? Скажем, в случае с челябинским аэропортом вопрос стоит именно так.

Руслан Гаттаров рассказал, что основной инвестор строительства аэровокзала – московская компания «Новопорт». И с её представителями нужно будет договариваться: бизнесу нужна функциональность, а челябинцам не хочется, чтобы ворота города выглядели, как типовая стеклянная коробка.

Возможно, поэтому со стороны членов жюри довольно часто возникало сочетание «политическая воля». Николай Шумаков прямо говорит: «В России нет градостроительной политики». Так что Челябинск в своей беде не одинок. Но именно здесь возник запрос на «лица необщее выраженье», и архитекторы в надежде смотрят на наш город и на Бориса Дубровского как на некий локомотив в процессе возвращения градостроительной политики. И суть здесь – не столько в оригинальных проектах, сколько в общей осмысленности, соблюдении баланса интересов и, наконец, законов.

Слово – челябинцам

Итак, жюри назвало победителей, что дальше? Теперь с проектами будут знакомиться челябинцы. С 15 декабря по 27 января пройдёт народное голосование – в ледовой арене «Трактор», куда переместится экспозиция, и в Интернете на сайте archchel2020.ru. Далее проекты-победители по версии профессионального жюри и получившие приз зрительских симпатий будут представлены Борису Дубровскому. Губернатору и предстоит сделать окончательный выбор с учётом того самого баланса интересов, о котором писалось выше.

Лауреаты конкурса ARCHCHEL-2020 по версии профессионального жюри

Номинация «Аэропорт»

Первое место - АПО «Новая авиация» (Санкт-Петербург).

Второе место – архитектор Даниэль Дендре (Германия).

Третье место – ООО «Эшер» (Челябинск).

Номинация «Конгресс-центр»

Первое место - ООО «Пиарена» (Москва).

Второе место – Андрей Уколов (Санкт-Петербург).

Третье место – Сергей Шиманский (Белоруссия).

Номинация «Набережная»

Первое место решено не присуждать.

Второе место – Михаил Чаплыгин (Новосибирск), архгруппа «Ин.форм» (Екатеринбург).

Третье место – Валентина Шалыгина (Москва).

Айвар Валеев