Родом из деревни

«Жизнь прожить – не поле перейти» - гласит народная пословица. Для Петра Павловича это поле оказалось трудным, сложным, но и почётным. Начать с того, что родился он ещё при царском режиме в деревне Белоярка на границе нынешних Челябинской и Курганской областей. В многодетной крестьянской семье, жили своим хозяйством. Все – родители, семеро детей, дед с бабушкой ютились в одной избе, спали на печке, полатях, на кошме, которая на ночь разбрасывалась на полу.

В деревне была церковь и четырёхклассная школа, где, как помнит Пётр Павлович, учитель Виктор Иванович вёл уроки одновременно со всеми учениками всех четырёх классов.

В школу Пётр пошёл рано – с шести лет, уж очень хотелось учиться, больше знать и уметь. Эта тяга к учению толкнула 10-летнего мальчишку перебраться в соседнее село – Большая Теча, где можно было учиться в ШКМ (школа крестьянской молодёжи). Жить отдельно от родителей было трудновато – пятеро таких же пацанов жили на постое у двух старушек. Помогали им вести хозяйство (огород и пасеку) и учились. Но школу он закончил и узнал от односельчанина, что в далёком Челябинске при тракторном заводе есть школа ФЗО (фабрично-заводного обучения) и отправился туда.

Учёба, женитьба, армия

Большой город – большие возможности для жадного до учёбы юноши: учится в школе, посещает аэроклуб и даже курсы по подготовке мастеров безалкогольной промышленности, в 1933 году вступает в комсомол.

Жизнь бьёт ключом – после окончания школы работает токарем на ЧТЗ, заводе имени Колющенко, сам строит для себя жильё – был такой самострой за железнодорожным вокзалом – посёлок Луговой, где можно было из пластов сделать землянку. Рано, в 19 лет, женится и приводит в дом девушку Марусю, с которой прожил 70 счастливых лет.

В 1938 году Петра призвали в армию. В те годы служба в армии считалась почётной обязанностью каждого молодого человека, и призыв в армию был воспринят именно так: почётно, романтично и надо – как все. Эшелон призывников доставили в горячую точку той поры – Приморский край. Там только что закончились тяжёлые бои с японцами у пограничного озера Хасан. Новобранцев зачислили в 32-ю Саратовскую стрелковую дивизию. Сырников парень был крепкий, назначен в артиллерию, наводчиком 45-миллиметрового орудия в противотанковый дивизион.

Прошли два года службы. Получив звание старшины и должность замполита батареи, Пётр был оставлен в армии на третий год службы, но уже мечтал о возвращении домой к жене и маленькой дочке Лиде.

Бородино 1941-го

Все планы перепутала страшная весть – война, и 32-я дивизия была спешно переброшена на Западный фронт под Смоленск, где немецкие танки, прорвав оборону наших войск, прямым ходом колоннами шли на Москву.

- Это было тяжелейшее время, - вспоминает Пётр Павлович, - днём сражаемся, ночью отходим. Пока окопаемся – немцы уже тут, они на машинах, а мы-то пешком. Трудно было… Морозы ударили, а мы в шинельках, до того измотаны были – с ног валились… Лапника соснового наломаешь, бросишь на снег и тут же засыпаешь. Небольшая передышка и опять: «Танки! Огонь!».

В сражениях под Москвой коммунист Сырников (вступил в партию в июле 1941 года) был назначен комиссаром дивизиона. А это значит – надо быть всегда впереди, убеждать личным примером. Хотя самому, как признаётся Пётр Павлович, порой, очень страшно было.

- Что творилось там – жутко! Снаряды рвутся, пули свистят, рядом товарищи падают, а ты бежишь, значит, живой пока, а умирать не хочется…

Так было от Смоленска до Бородино. Дальше отступать было нельзя. Позади Москва. Дословно помнит Пётр Павлович слова командира дивизии Виктора Полосухина: «Бородинское поле – это священное место, мы должны драться так, чтобы вся страна помнила не только Бородино 1812 года, но и Бородино 1941-го».

Неделю бойцы 32-й дивизии вели тяжелейшие бои. Только на поле осталось 117 подбитых фашистских танков, противник потерял 10 тысяч солдат и офицеров. Велики были и наши потери. Из 300 бойцов дивизиона, прибывших с Дальнего Востока, в живых осталось немногим более десяти. Погиб и полковник В. И. Полосухин.

После Бородинского сражения началось наступление наших войск. Маршал Георгий Константинович Жуков, командовавший Западным фронтом, впоследствии отмечал: «Особенно упорно сражалась 32-я стрелковая дивизия полковника В. И. Полосухина. Спустя почти 130 лет после похода Наполеона этой дивизии пришлось скрестить оружие с врагом на Бородинском поле – том поле, которое давно уже стало национальной святыней, бессмертным памятником русской славы. Воины 32-й стрелковой дивизии не уронили этой славы, а преумножили её».

Снова в строю

Петру Павловичу повезло – подлечившись в госпитале, снова вернулся в строй. Однако через несколько месяцев, уже под Ржевом настигло новое ранение – более тяжёлое: пуля прошла чуть повыше сердца. Истекающего кровью командира с поля боя вынесла санинструктор. Полгода в госпиталях, но боеспособность восстановить не удалось – левая рука была полностью атрофирована (не восстановилась и до сих пор).

После пяти лет военной службы Пётр Сырников возвращается в Челябинск. Опытный политработник поступает в распоряжение Челябинского обкома ВКП(б), первым секретарём которого в то время был легендарный Николай Патоличев; по масштабам деятельности его сравнивали с Жуковым, два маршала - маршал тыла и маршал фронта: их послали туда, где было труднее всего. В Челябинской области тогда создавалась мощная военная промышленность, формировался добровольческий танковый корпус, одним из его инициаторов был Н. С. Патоличев. Области нужны были опытные политработники, и Сырников с головой окунулся в знакомую стихию – политработа и учёба.

Получает среднее образование, учится на партийных курсах, заканчивает областную партийную школу, Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Всё это чередуется с практической партийной работой в разных районах города и области: Троицк, Миньяр, Верхнеуральск, Челябинск.

13 лет, с 1957-го по 1970 год, – ответственный секретарь областной организации общества «Знание», дальше до ухода на пенсию в 1979 году – член партийной комиссии при обкоме партии. Его трудовой стаж, включая службу в армии и фронт, – 54 года, то есть отработал за двоих. Боевой путь ветерана отмечен двумя орденами Отечественной войны и медалями, послевоенная работа – орденом «Знак Почёта» и 12 медалями.

Пётр Павлович и сегодня не даёт себе времени унывать. Живо интересуется событиями в городе, в стране и в мире. Хозяйничает в своей челябинской квартире, где сейчас живёт один, поскольку жена Мария Ивановна ушла из жизни 12 лет назад.

Заботятся о нём и дети, и внуки, и правнуки. Дочь Лидия Петровна, она тоже уже на пенсии, живёт в Челябинске. Сын Юрий Петрович живёт и работает в Еманжелинске. Девять внуков образованны и самодостаточны, 19 правнуков и четыре праправнука занимаются своими делами в соответствии с возрастом.

Все любят главу семейства, навещают его, а он ездит к ним в гости – хорошая, крепкая, многодетная семья.

Здесь уместно привести четверостишие Леонида Чернышева:

Уходят годы в глубь веков,

Но выводы людские схожи –

Где нет хороших стариков,

Там нет хорошей молодёжи.

Рассуждая от противного, делаем свой вывод – если молодёжь Сырниковых хорошая, то и старик Сырников – человек достойнейший, поскольку главным для него было – жить с пользой для людей, семьи и Отечества.

Дорогой Пётр Павлович, от всех ветеранов старшего поколения поздравляем Вас с прекрасным юбилеем, завидуем Вам, Вашей спокойной, разумной старости. Здоровья Вам крепкого и низкий поклон за плодотворно прожитую жизнь.

Людмила Сахарова, заслуженный работник культуры РФ, труженик тыла и ветеран труда