Мне повезло не только быть лично знакомым с Салимом Галимовичем Фатыховым, но и работать под его непосредственным руководством, в команде губернатора Челябинской области П. И. Сумина, десять ярких и замечательных лет. Это было очень сложное, колоссально напряжённое, но бесконечно интересное время. Только что завершились проблемные 90-е годы, Челябинская область вместе со всей страной постепенно выходила из затянувшегося безвременья, а новое время востребовало людей интеллектуальных, опытных, сильных духом и разумом.

«Философ на троне»

Именно таким человеком в команде Сумина был Фатыхов, сумевший буквально за несколько лет создать в областной администрации мощный информационно-аналитический центр, органично сочетавший в себе функции губернаторского спичрайтинга, оперативного анализа и стратегического прогнозирования. И всё это – усилиями всего пяти человек, многие из которых не имели профильного образования, но всех объединяло постоянное стремление к самосовершенствованию и творческому поиску.

Эту атмосферу в коллективе создавал именно Салим Галимович, своего рода «философ на троне», если считать наш центр интеллектуальным мини-государством. Вчерашнему студенту-гуманитарию, мне было очень комфортно работать и общаться с человеком, который прекрасно знал труды Конфуция, Ницше, Макса Вебера, Шпенглера, наизусть цитировал Омара Хайяма, Низами, Фирдоуси, Навои – последнего, кстати, в собственном переводе. Помню, как в один из предпраздничных дней, когда мы собрались за скромным чайным столом, Фатыхов буквально поразил меня завораживающими строками великого поэта:

Славим небо, но оно нам утешений не даёт.

Верим в небо, но оно нам всё равно страданья шлёт…

И в конце:

Если так, нужны ли муки в беспощадном мире этом?

Если так, то лучше сразу отойти смиренно в Лету…

Помню, тогда, восхищённый, я сказал Салиму Галимовичу, что это тот случай, когда перевод лучше оригинала, не говоря уже о подстрочнике. Кажется, он ответил, что, дескать, ты не видел и не читал оригинального таркибибанда (наставления) на староузбекском языке и не слышал, как его читают чтецы-узбеки, передающие все интонации и модуляции аутентичного произведения. Услышать таркибибанды Навои мне, признаться, так и не довелось, но зато спустя 12 лет я имею возможность читать оригинал на староузбекском языке в русской транскрипции в новой книге Салима Фатыхова «Дихотомия сердца»…

«Мировая история женщины»

Но я несколько забегаю вперёд в своём повествовании, поскольку до этой книги была другая – «Мировая история женщины», которая принесла Фатыхову поистине мировую известность (к сожалению, известность и слава - сёстры только двоюродные). В 2000 году вышла своего рода демоверсия - небольшая по объёму книга, с ограниченным количеством иллюстраций и ссылок. Но зато чуть позже, в двух изданиях, вышел огромный 950-страничный труд, где автор не просто изложил свой взгляд на роль женщины в истории человечества, но дал возможность принципиально по-новому взглянуть и оценить такое эпохальное явление, как матриархат. Пересказать этот труд невозможно, сейчас отзывы о нём доступны практически всем благодаря Интернету. Скажу лишь, что когда в 2006 году Салиму Галимовичу предложили защитить диссертацию на соискание учёной степени кандидата культурологии, один российский учёный с мировым именем, прочитавший незадолго «Мировую историю женщины», сказал примерно следующее: «Одна эта книга заслуживает докторской степени… Я бы сказал – по совокупности научных работ, но здесь не случай для множественного числа. Эта одна работа есть вся жизнь Фатыхова и смысл его жизни».

Книгу заметили, стали цитировать, вышел ряд публицистических и научных статей. Болезненно скромный человек, Салим Галимович вдруг стал популярен и, по-моему, даже тяготился повышенным вниманием к себе. Но кокетство не в его мужском характере - сына первостроителей Магнитки, отца - бывшего военного моряка и матери-геолога: он с достоинством принял награды Российской академии естественных наук – серебряную медаль имени Екатерины Дашковой, крест «За заслуги перед наукой», ряд других общественных наград и премий. Но лучшей наградой для него, безусловно, стали положительные отзывы о книге крупнейших учёных России, среди которых знаменитый историк, археолог, искусствовед, доктор исторических наук, автор великолепной монографии «Происхождение первобытного искусства» А. Д. Столяр (с ним Салим Галимович дружил последние годы жизни Абрама Давидовича). Вот что написал он о «Мировой истории женщины»: «Без всяких комплиментов, это достойный, большой и светлый труд, которого ждёт большое будущее. Книга по-настоящему хороша. Каждую страницу читаю, словно вдыхаю нектар. Наше поколение историков, археологов, антропологов может быть спокойным – на смену приходят надёжные исследователи».

Не менее значимый отзыв написал знаменитый автор книг «Таинственное либидо», и «Адаптивность красоты» видный генетик, социобиолог, ученик Н. В. Тимофеева-Ресовского Юрий Иванович Новоженов: «У России нет своего Джеймса Фрэзера, но теперь у неё тоже есть своя «Золотая ветвь» – это книга Салима Фатыхова». Эти и другие высказывания можно прочесть в недавно изданном ЧГАКИ  биобиблиографическом указателе о научной деятельности Салима Фатыхова...

Таинство книги

В 2010 году, после смены власти, Фатыхов уходит с государственной службы, вместе с экс-губернатором Петром Суминым и большинством членов его команды. Салиму Галимовичу претили новые веяния и нравы, тем более что пришедшая на смену «группа товарищей» была полным антагонистом команды Сумина. Отмечу, что Фатыхов был одним из немногих видных людей в регионе, кто не боялся открыто оппонировать курсу нового губернатора, в том числе через информационные ресурсы. У Салима Галимовича появилось больше свободного времени, и он в полной мере сосредоточился на научной работе в Челябинской государственной академии культуры и искусства, ректор которой Владимир Рушанин мужественно защищал своего коллегу по цеху в сложные времена, да и сегодня стоит сказать ему простое, но душевное спасибо, что поддерживает друга и соратника всем, чем возможно. Увы, великие люди – только люди, и, как и все смертные, не застрахованы от болезней и иных ударов судьбы. Совсем недавно Салим Галимович был на границе двух миров, а едва вернув способность писать и говорить, начал редактировать итоговый вариант книги «Открывая тайны веков», которая увидела свет в апреле этого года…

Окорочу сам себя - увидела ли? Триста экземпляров – это всё, что мог позволить скромный бюджет доктора культурологии и его преданных родных (прежде всего, конечно, супруги Дании Ибрагимовны), все последние тяжёлые месяцы не отходивших от постели Салима Галимовича. А ведь книга представляет не только узко научный интерес – это настоящая шкатулка уникальных артефактов, гипотез, открытий, ценность которых сложно измерить в рублях или долларах. Кто-то скажет: мол, выложите сканы в Интернет, разошлите в электронные библиотеки – согласен, можно – но вечна ли Сеть? Тогда как книга, уже сама по себе артефакт, быть может, переживёт тот апокалипсис, которым нас каждый день пугает телеящик.

Это, кстати, понимал покойный губернатор Пётр Сумин, при котором находились (правда, тоже не всегда) деньги на издание средств южноуральских писателей и учёных. Что-то, безусловно, прошло незаметно, осев в муниципальных библиотеках (тоже, в общем-то, неплохо, ведь, к примеру, Ван Гог и Кафка были признаны много лет спустя после смерти). Но те губернаторские деньги вернули читателям слегка подзабытые имена Людмилы Татьяничевой, Михаила Люгарина, Марка Гроссмана, Петра Смычагина, Зои Прокопьевой, дали возможность вступить в обновлённый диалог с читателем Рустаму Валееву, Николаю Године, Наталье Рубинской, Римме Дышаленковой и ещё десяткам авторов, за что стоит сказать отдельное спасибо Фатыхову. Именно он стал добрым гением для людей, которых новая жизнь упорно выталкивала на обочину жизни.

Благодаря Салиму Фатыхову Челябинская область стала соучредителем Всероссийской литературной премии имени Д. С.  Мамина-Сибиряка. Были введены денежные выплаты к пенсиям писателей-ветеранов, финансировалось издание литературных альманахов и сборников, в течение нескольких лет плодотворно действовал проект «История людей на Южном Урале», издания которого сегодня не сыщешь даже на торговых площадках вездесущего Интернета. Кое-кого из властных лиц Фатыхов раздражал: «много просит», «не туда лезет» - мне до сих вспоминаются пустые глаза этих людей, которые вписывали в свои отчёты чужие идеи и реализованные проекты, ну да Бог им судья.

Пожалуй, этой эмоцией я завершу свой небольшой очерк о дорогом и бесконечно уважаемом мною человеке, наставнике, руководителе, Учителе. Многословие излишне, когда человек и без того знаменит. Здесь я передал своё ощущение Личности, с которой мне посчастливилось встретиться в жизни и, я надеюсь, что Салим Галимович Фатыхов ещё не раз одарит меня в числе близких ему людей отблеском граней своего таланта.

Марат Валеев, фото автора