Федор Жижилев держит в руках простенькую фарфоровую чашку. Обычную такую чашку, ничего в ней, вроде бы, особенного нет, но…

–Это изделие изготовлено в Южноуральске модельщиком Игорем Миловановым и расписано художником Натальей Федоровой, – Федор держит предмет бережно, как драгоценную реликвию. – Это реплика чашки, которая была выпущена 200 с лишним лет назад на Императорском фарфоровом заводе в Санкт-Петербурге. В XVIII-м веке здесь работал друг юности Михаила Ломоносова, «автор» русского фарфора – Дмитрий Виноградов. Таких чашек в Южноуральске были изготовлены всего две!

Рассказывают, что в советское время на Южноуральском фарфоровом заводе была женщина, которая занималась отбраковкой продукции. Делалось это так: тихонько стукнет две чашки друг о друга, и если звук не тот, бац, и вдребезги! За год таким образом женщина разбивала пару вагонов посуды. Возможно, это только байка. Но если этот так, то эта работница была очень удачным человеком – посуда, как известно, бьется к счастью. Краевед Федор Жижилев, возможно, тоже счастливый человек – он собирает из «осколков» коллекцию южноуральского фарфора.

После войны в Советском Союзе не хватало посуды. На каждого человека, в среднем, приходилось по два предмета. В 1963 году, когда вступил в строй Южноуральский фарфоровый завод, дефицит посуды составлял 400 миллионов штук! Хуже, чем в Африке. Казалось бы, гони себе чашки и тарелки на потоке, но требования в СССР были строгие: каждое новое изделие утверждалось на худсоветах, и к качеству посуды придирались основательно, как на «оборонке»! В то время каждый советский человек мечтал иметь мебельную стенку и фарфоровый сервиз, но достать их было трудно. Сервизы дарили на свадьбу, или на крупный юбилей. Особый шик – сервизы «Мадонна», которые привозили из ГДР туристы, или служившие там советские офицеры. Но и южноуральский фарфор достать было совсем непросто!

За свою историю завод четыре раза менял товарный знак. Сначала это была лилия, потом березовый лист. С флоры перешли на фауну – белочки и косуля. На косуле все и закончилось: так называемые «красные директора» утонули в море конкуренции. Предприятие закрылось, что называется, под фарфоровый звон. Сейчас вот фарфора в магазинах завались, хочешь польского, хочешь итальянского, да и молодежь предпочитает не дорогую посуду, а дешевый пластик. Сейчас на территории Южноуральского фарфорового завода работает предприятие по производству огнеупоров. Слава Богу, что ассортиментный кабинет, где храниться коллекция фарфора, здесь сохранили. А что специалисты – модельщики, художники и так далее, где они? В Южноуральске есть небольшие предприятия, где купили печки и по старой памяти делают фарфор. Но это так, мелочь.

Федор Жижилев собирает в свою коллекцию все, что еще осталось. Бабушки на «блошиных рынках» продают фарфор за копейки: 25-30 рублей за чашку. На антикварном рынке цены тоже не заоблачные, правда, говорят, что сейчас стали чуть-чуть подрастать. В коллекции Жижилева особых шедевров нет, но есть штучные вещи, которые делали в нескольких экземплярах. Например, скульптуру Юрия Гагарина или бюст Феликса Дзержинского. Или фигурки пеликанов, которыми награждали лучших учителей. Все это Федор не держит за закрытыми дверями, а старается демонстрировать. Часть его коллекции, например, представлена в одном из частных музеев Южноуральска. А вот то, что хранится на территории бывшего Южноуральского фарфорового завода, от широкой публики скрыто. Федор Егорович мечтает, чтобы эти образцы фарфора были выставлены на всеобщее обозрение, в каком-нибудь доме культуры, например.

Жижилев – человек чрезвычайно дотошный, сейчас он кропотливо собирает материал для «Энциклопедии Южноуральского фарфора». В энциклопедии будет примерно 500 страниц. Фотографии, название вещи, год выпуска, авторы – все здесь будет указано. Зачем ему это надо? Южноуральский фарфоровый завод уже не возродить. А вот история не умирает. Просто этим нужно кому-то заниматься…

Сергей Смирнов, фото автора