Открытие осенней охоты на утку – большой праздник. А так как отмечать его начинают за день до события, далеко не все поднимаются на утреннюю зорьку. И все же, побережье озера в нашем охотхозяйстве уже в 5 утра было занято охотниками. В гуще камышей томилось рекордное число людей, но шло время, горизонт начинал алеть, а выстрелов не было. Вот засада! Утка в камышах крякала. Но не летала.

Весной, напротив, охотиться на утку почти никто не приехал. Дело в том, что руководству пришла в голову мысль сохранить и приумножить поголовье птицы. А вместо того, чтобы весеннюю охоту закрыть, что, впрочем, бывало не раз, охотникам подложили свинью, а вернее – подсадную утку. Хочешь, мол, весеннего праздника, приезжай с подсадной уткой, или бери ее в аренду – пусть крякает! Подозреваю, что кто-то на этом рассчитывал заработать. Ведь прежде такого не было.

Раньше на весеннюю охоту все приезжали с чучёлами – имитацией уток. Чучёла делали из пенопласта, резины, а позже – из пластмассы. Стоит такая уточка недешево – от 1500 рублей, но купишь несколько штук, и возишь на охоту всю жизнь. Подсадная утка стоит от 500 до 1500 рублей, но куда ее девать после охоты? Ладно, если вы живете в своей доме, а если в городской квартире? Говорят, что разведением подсадных должны заниматься егеря, но лично я таких егерей не видел. Морока, мне кажется, немалая. По правилам подсадная утка должна иметь низкий, громкий и густой голос, не боятся выстрелов, тут особые навыки требуются. Так что искать подсадных уток городские охотники не стали и на весеннюю охоту не поехали. Ну и как, размножилась утка?

Лето на Урале задержалось на месяц. А ведь только люди рожают детей, когда попало – утка вывела птенцов, когда посчитала нужным. И к осени птенцы достигли возраста, когда их называют хлопунцами. Это едва вставшая на крыло непуганая молодь. Да, непуганая, но к берегу не подходит, и летать не летает. Обычно на открытии охоты утром начинается пальба как на Бородинском сражении, а тут – словно между охотниками и утками подписано мирное соглашение! За четыре часа я выстрелил два раза, а ведь бывало время, когда стволы раскалялись. Эх…

Удалось пострелять только одному охотнику из нашей кампании – Лёне, который был на лодке и экипирован как снайпер. Лёня гонял по камышам лысух. Он пытался достать их мощными патронами «Магнум», но лысухи ближе, чем на 100 метров к себе не подпусками,  и Лёня сделал только лишь трех подранков, которые скрылись в камышах. ..  Виктор, опытный охотник, отличный стрелок, никогда не возвращался с поля без трофеев, взял тощего чирка. Обидно. Другие охотники тоже обиделись, и уже к обеду разъехались по домам. Вот и вся охота.

Остается вспоминать лишь старые добрые времена. Владимир Саныч, поднимая рюмку, сказал:

– В детстве я жил на улице Бажова. Помню, стоим мы с отцом на балконе, а над Челябинском идут табуны уток и гусей. И я стреляю по ним пистонками из игрушечного ружья…

Ну, это вообще времена царя Гороха. В советское время для птицы была благодать. Зерно возили по разбитым дорогам, и птицы кормилась от пуза. В 90-е годы некоторые поля с зерном и подсолнечником не убирали, и там пировали не только птицы, но и зайцы, косули. Потом поля заросли березняком. Несколько лет назад поля опять распахали, но к осени птице поживиться не дают: убирают зерно быстро и чисто, поля сразу же распахивают. Коммерция!

Как говориться, куда бедному охотнику податься? Хорошие времена, видимо, уже не наступят.

Сергей Смирнов, фото автора