Внимание гостей Исторического музея Южного Урала привлекает выставка «Охота при дворе российских государей XVII–XVIII веков». Один из интереснейших экспонатов выставки – высокий, богато орнаментированный остроконечный шлем восточного типа, изготовленный в XVI столетии в Нюрнберге.

В описи Государевой оружейной казны 1686/1687 гг. «нюренбергский шлем» был отнесен к группе традиционных русских боевых наголовий – шеломов. В этой категории он был записан на четвертом месте и оценен в 30 рублей. По тем временам – очень большие деньги (корова стоила 80 копеек, мерин – рубль, хороший конь – 5 рублей). Так что полную экипировку тяжеловооруженного воина мог себе позволить владелец немалого стада крупного скота.

Такие остроконечные шлемы пришли к нам из глубины веков. Не случайно в «Слове о полку Игореве» (перевод Н. Заболоцкого) сказано: «Копие хочу я преломить в половецком поле незнакомом. С вами, братья, голову сложить, либо Дону зачерпнуть шеломом!». Шлем, который носил Александр Невский, например, назывался «едигеркой» и когда-то принадлежал грузинскому князю.

Шелом хорошо защищал воина от удара сверху, но от мощных боковых ударов практически не спасал. Поэтому во второй половине XVI века на смену шелому пришел шишак – эргономичный цельнокованый полусферический шлем. К началу XVII века шелом остается востребованным лишь как атрибут верховной власти русских царей. А в Нюрнберге такие шлемы, очевидно, изготавливали по одной простой причине – на восточноевропейском рынке на них сложился устойчивый спрос.

Интересно, что ровно сто лет тому назад, в 1918 году пресловутый шелом пережил фактически второе рождение. Приказом от 7 мая 1918 года Народный комиссариат по военным делам РСФСР объявил конкурс по разработке нового обмундирования для военнослужащих РККА, в котором приняли участие известные русские художники В. М. Васнецов, Б. М. Кустодиев, М. Д. Езучевский и другие. Эскизы принимались до 10 июня того же года, а подписывал бумаги Лев Троцкий – нарком по военным и морским делам и председатель Реввоенсовета РСФСР. Документально известно, что уже в конце 1918 года первая боевая часть получила новую форму. Это был сформированный в Иваново-Вознесенске красногвардейский отряд, отправившийся на Восточный фронт в войска Михаила Фрунзе. Так что не исключено, что свое боевое крещение буденовка (сначала ее называли «богатыркой») получила именно у нас на Урале, на колчаковских фронтах.

Впрочем, есть версия, что появилась «богатырка» еще в 1915-м году. И разработали ее вышеупомянутые художники не по приказу наркома Троцкого, а для парада победы русской армии в Берлине и Константинополе. И пускай победить германцев нам тогда удалось не вполне. Форма новой русской военной одежды была захвачена во время революции на складах. Зато, благодаря «комиссарам в пыльных шлемах», воспетым Окуджавой, и прочим замечательным песням, буденовка стала символом молодой страны Советов: «Если снова над миром грянет гром, небо вспыхнет огнем. Вы нам только шепните — мы на помощь придем».

Сергей Смирнов, фото Валерия Жирохова