Исчезнувшие рудники - загадка для историков

Под серебром понимают многочисленные находки восточного серебра и золота – блюд, чаш и другой драгоценной посуды, сделанной в Иране, Хорезме, Византии и других странах. Такие предметы обнаруживались на Урале практически ежегодно, в частности в Прикамье, начиная с конца XVIII и в особенности с середины XIX века. Самые же первые упоминания о серебре относятся к XI - XIII векам. Сперва в XIII – XIV веках все серебряные вещи, попадавшие к русским – в Новгород, Москву, Суздаль, через экспедиции на Урал, -  шли в переплавку на новгородские гривны. А позже – на рубли. К концу XIX века уже осознается огромное культурное и историческое значение древней серебряной посуды. Приобретение находок для музеев становится одним из приоритетов в работе Императорской археологической комиссии. Для этого прилагаются большие усилия и финансовые средства.

Закамское серебро — одна из загадок русской истории. По сообщениям русских летописцев, его будто бы добывали в подвластном Великому Новгороду Прикамье (Пермский край) в XIII — XV веках. Когда же эта территория перешла под власть Москвы, серебряные рудники, подобно призрачному граду Китежу, исчезли. Сразу. Однако, если от града Китежа никакой информации, кроме легенды, нет, и он считается мифическим, то серебро закамского происхождения было, по меньшей мере, экономической реальностью средневековой Руси. Как подсчитал Вильям Похлёбкин в своей «Истории русской дипломатии», ежегодно на Русь (в основном через Новгород) поступало две тонны серебра в год из Перми. А в отдельные годы – до 15 тонн в год. (Это помимо того, что из Ганзы на Русь ежегодно привозили шесть-семь тонн серебра, или 25 % от всей европейской добычи). Русь тогда крепко устроилась на волжско-балтийском торговом пути из Ганзы в Золотую Орду. А потому поставляла «всё, чем для прихоти обильной торгует Лондон щепетильный». Начиная с мехов и кончая восточными шелками и пряностями. И серебро шло в дело: его в Орде продавали за восточные ювелирные изделия и дорогие бриллианты, которые с обоюдной выгодой шли уже назад, в Любек, Антверпен и Лондон. Неизбежно приближая своими прибылями создание единого Русского царства.

Границы «серебряного пути»

Касательно изначальных путей попадания на Урал изделий из серебра и золота выделяются волжский (волжско-камский) путь – основной для византийских изделий. Определенную сложность в путях экспорта представлял Хазарский каганат, контролировавший нижневолжскую территорию. Вероятно, хазары тогда являлись посредниками при торговле византийским серебром. В VIII веке приток импорта резко обрывается, что, возможно, связано с войнами хазаров, персов и арабов. Степной сухопутный путь – из Хорезма по степям Средней Азии через северный Казахстан, затем по реке Урал на реки Белую, Уфу, Сарс и, наконец, по Ирени и Сылве, где очень часты находки кладов. Возможно, в начале преобладал волжский путь (тяжелые сасанидские сосуды), затем – степной сухопутный (караваны из Средней Азии через зауральские степи).

Победа магометанства на Ближнем Востоке и в Средней Азии привела к изъятию из употребления огромного количества серебряной и золотой художественной посуды с изображениями живых существ, поскольку мусульманские религиозные традиции категорически запрещают подобную изобразительную стилистику. Вот почему весь этот поток предметов удивительного искусства благодатно выплеснулся на край Евразиатского материка в обмен на пользующиеся широким спросом дорогие северные меха.

Одной из трудных проблем в изучении сего огромного потока товара является временная составляющая. Основное время ввоза – предположительно года арабского владычества, причем не позже X века. В XI веке в Иране случился экономический кризис, обусловленный острым дефицитом серебра. Именно этим фактом объясняется малое число находок серебра в Иране – всего три блюда. Вся посуда, вероятно, была переплавлена. Это событие позволяет установить верхнюю границу существования «серебряного пути».

В обмен на пушнину

Что касается вопроса об эквиваленте, который отдавался местным населением в обмен на драгоценную посуду... Здесь исследователи практически единодушно ставят на первое и важнейшее место пушнину. На втором месте шли монеты и изделия из золота и серебра. Предметы серебряного импорта использовались аборигенами на Урале по-разному. Часть служила престижными предметами роскоши, часть (особо ценная, либо имевшая подходящие изображения) шла на святилища или к шаманам. Часть переплавлялась для изготовления необходимых вещей (украшения, слитки, культовые предметы). Когда приходила пора платить дань новгородцам (а в большинстве случаев ее старались исправно платить, так как на серебро и меха сверх дани русичи давали не какие-нибудь стеклянные бусы, как католики в Африке, а чрезвычайно нужные изделия из железа), древние жители Урала вместе с соболями и куницами несли серебро и золото. Как в монетах, так и в дорогих и высоко художественных сосудах, блюдах, кубках и прочей дорогой посуде.

Тайна империи Строгановых

После присоединения Великопермского княжества к Московскому государству Пермь утратила славу страны сказочных богатств, но на Урале появились люди, которые вдруг сказочно разбогатели. Традиция военного противостояния с племенами манси и их покровителями, сибирскими ханами, от пермяков перешла и к русским, в частности, к семейству Строгановых. Аника Строганов владел солеварнями в Перми Вычегодской. Он и его дети внезапно разбогатели, когда получили от царя Ивана Грозного разрешение на строительство солеварен в Перми Великой с особым условием «не делать руд, и, если найдут где серебряную или медную, или оловянную, то должны немедленно же извещать о том казначеев Государевых». Солеварни Строгановых располагались весьма далеко к западу от Урала, в районе Соли Камской. Тем не менее по неизвестным причинам Строгановы старались закрепиться и за Уралом, на территориях манси и Сибирского ханства, хотя известно, что месторождений соли там нет вовсе.

Строгановы не были ни первыми, ни последними солепромышленниками в Пермском крае, но никто из прочих семей не может как-либо сравниться с ними по богатству и масштабам своего политического влияния, источником которого было неизвестно откуда взявшееся колоссальное богатство. Втянувшись с войну с ханом Кучумом, Строгановы вынуждены были нанять целое войско опытных казаков под предводительством атамана Ермака. А порох на важный поход выделил сам царь. В результате тщательно организованного тремя сторонами (царь, казаки, купцы) похода Ермака Сибирское ханство было разгромлено и присоединено к России. Если задуматься, то рядовой крестьянин, нашедший серебряное блюдо в начале XXI века, не понесет его сдавать в музей. Причины не только финансовые. До революции сбор подобных изделий являлся важным делом Императорской Археологической комиссии, не жалевшей ни средств, ни времени. За серебряное изделие платили от 125 рублей и выше. Учитывая цены, это был заработок, равный двум-трем годовым доходам среднего крестьянина. В итоге в выигрыше были обе стороны: и государство (Эрмитаж), и находчик (крестьянин).

Драгоценности валялись под ногами

Многочисленные рудопроявления серебра на Среднем и Южном Урале находили еще с XVI века, но добыча из них серебра была экономически невыгодна. В 1800-е годы сбор серебра у населения,его отыскавшего, был поставлен на широкую ногу. Несколько купеческих контор в сумме собирали за год три тонны серебра и 200–300 кг золота. И платили они не хуже Империи, конкурируя перед крестьянами в этом нужном деле. А эти солидные цифры подтверждают приведенные выше расчеты Вильям Похлёбкина. Перспективными считаются только руды Полярного Урала. Урал и в наше время остается регионом со сравнительно редким населением, в особенности Северный Урал, где и расположены древняя столица Перми Великой город Чердынь и старинные золотые прииски. Не исключено, что серебряные копи там тоже были, и не только на Цильме, но они либо потеряны в глубине веков, или их тайна хранится людьми, которые, подобно Строгановым и Демидовым, в этом могут быть заинтересованы.

Расплавленное богатство купца Алина

И все-таки для чувства достоверности чего-то не хватает. Пропавшие серебряные рудники, загадочные богачи-парашютисты, упавшие с Луны. Чего же не хватает? Правильно, для полноты картины нашим современникам не хватает случаев оглушительных и невероятных. Своей несуразностью доказывающих: да, именно так все и было. Серебро с юга, плюс подобные Земле Санникова пропавшие в тумане рудники Уральского Севера, еще хранящие свои основные богатства. Ну так вот, невероятный случай. Жил да был на седом Урале купчина по фамилии Алин. Тоже принимал в своей конторе серебро у спотыкающихся о римские и персидские сосуды православных земледельцев. Пока не увлекся серебром настолько, что позабыл о чем-либо другом. Как истинный коллекционер, одержимый навязчивой идеей, смекалистый купчина скупал и выменивал восточное серебро, где только мог, не жалея никаких денег. Полюбоваться восточными сокровищами стекались обыватели со всей округи, тем более что это доставляло удовольствие тщеславному хозяину. Но в самом начале ХХ века случился в Чердыни пожар, и дом купца Алина сгорел вместе со всем добром. От баснословного богатства осталось одно пепелище. Сгорело все, кроме серебра, но, увы, оно расплавилось и превратилось в слитки металла. Плюс в двух местах – подобие обрывков стен из серебра (видно, в этих местах оно стояло сплошь, и нагревалось медленней, чем дерево сгорело). Жаль, не увидел это Пабло Пикассо иль Казимир Малевич. Сколько, как вы думаете, его – серебра то есть – оказалось по весу? 16 пудов! Сколько же шедевров подлинного искусства навсегда было утеряно для будущих поколений... И как же сказочно богат седой Урал…

На фото:

Уральские находки:

Монета (позолота)

Сосуд (серебро)