Скоропалительный выход США из перестроечного договора о РСМД произошел после того, как на Западе поняли – русские не шутили, и Путин не блефовал, объявляя о новом гиперзвуковом и подводном оружии. Когда до американцев это дошло, они вытащили свой последний из главных военных козырей – ракеты средней дальности. И что будет дальше?

Центр международной безопасности Российской академии наук считает, что выход США из ДРСМД автоматически обернется возвратом «першингов» в Европу, тем самым возвращая условия стратегического ракетного баланса к уровню 70-80-х годов. Трех десятков прошедших лет словно  не было. Подлетное время баллистических ракет средней дальности к целям вроде Москвы, Санкт-Петербурга и других ключевых точек западной России составит порядка двух-трех минут. Дальность их обнаружения ограничена не более полусотней километров радиогоризонта вокруг точек расположения РЛС. Ну, и вероятность перехвата требует не менее четырех-пяти зенитных ракет на одну цель, что легко позволяет перегружать целями систему ПВО. И что же? Если удары достигнут цели, руководить обороной страны, как и отдавать приказ на ответный удар, становится некому. Значит России остается одно – начинать первой? Прямо скажем – это точка зрения упертых, убежденных двоечников. Либо (что еще хуже) тех, кто под этих двоечников косит. А как же новые загоризонтные РЛС, комплексы С-400/С-300В4/С-350/500? Как же «Нудоль», наконец? Для них всех «першинги» – мясо, причем, дорогое, но удобоваримое. Профильное мясо. При этом три первых системы уже стоят на вооружении в армии. Плюс к ним уже действуют подводные системы –«Скиф» и «Посейдон», на которые у Запада ответов вообще нет.

Поэтому не удивительно, что 2 февраля, в день истечения ультиматума Трампа по ДРМСД, Президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия приостанавливает участие в этом договоре в качестве зеркального ответа на подобное решение США. Об этом было объявлено на встрече с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и министром обороны Сергеем Шойгу. «Мы поступим следующим образом. Наш ответ будет зеркальным. Американские партнеры объявили о том, что они приостанавливают свое участие в договоре, и мы приостанавливаем», – заявил Путин. Он попросил Лаврова и Шойгу в будущем не инициировать никаких переговоров по этой проблеме. «Подождем, пока наши партнеры созреют для того, чтобы вести с нами равноправный, содержательный диалог по этой важнейшей тематике – и для нас, и для наших партнеров, да и для всего мира», – отметил президент. По его словам, Россия не будет размещать оружие средней и меньшей дальности ни в Европе, ни в других регионах мира до тех пор, пока в соответствующих регионах мира не появится подобное оружие американского производства». Это самая важная часть заявления. Она говорит о том, что РСД у нас не только есть, но и то, что у нас есть где их разместить вблизи берегов США. Кроме того, Путин согласился с предложениями Минобороны по «приземлению» «калибров» и созданию гиперзвуковой ракеты наземного базирования средней дальности. При этом Путин подчеркнул, что Россия не должна втягиваться в «затратную» гонку вооружений.

На самом деле реакция Кремля является весьма умеренной, говорит эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Самое главное – европейцам обещано не развертывать ракеты средней и меньшей дальности, пока это не сделали США, а этого в Евросоюзе и хотели. Что касается решения не выступать с инициативами по разоружению, то практическое значение в нынешней обстановке у него невелико, поскольку такие переговоры и так не ведутся всерьез уже много лет, резюмирует эксперт.

Прошлой весной, когда Путин выступал перед Федеральным собранием, он сказал, что Россия обеспечивает свою безопасность независимо от того, как будут складываться отношения с западными партнерами, напоминает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов: «Будут договоры – хорошо. Не будут – у нас есть возможности сохранить паритет и потенциал встречного удара при любом сценарии развития». Происходящее сейчас подтверждает российскую позицию, что мы бы предпочли соглашение, но и без него мы себя в случае чего защитим, считает он: «Поэтому вопрос стратегической стабильности все-таки не списывается, мы готовы к диалогу. Однако никаких новых предложений, дополнительных уступок Россия демонстрировать не собирается, потому что наших предложений уже достаточно. В системе приоритетов значение контроля над вооружениями снижается». По мнению Кортунова, российское руководство проявляет «похвальную умеренность: «Президент сказал, что ответ будет зеркальным. США ведут конструкторские работы – значит, и мы будем вести. Они выходят из договора – значит, и мы выходим».

Однако ситуация такова, что технически с точки зрения наработок, технологий и мощностей Россия больше готова к выходу из договора, чем США: «У них пока, строго говоря, ничего нет. А «искандеры», «калибры» можно довольно быстро довести до уровня ракет средней дальности. – считает Кортунов. – Нам проще воспользоваться развалом договора, чем американцам. Здесь есть преимущество. Слова президента о том, что ответ будет зеркальным, означают, что Россия не будет пользоваться этим преимуществом и не будет первой, кто выйдет по факту за рамки договора РСМД. Так что с моей точки зрения это скорее сдержанность, чем проявление жесткости». Эксперты считают, что войны не будет, но слом системы стратегической стабильности неизбежен. Катастрофы не случится, происходит демонтаж системы договоров о контроле над вооружением, которая была создана в 1960-е годы. Сейчас она заканчивается: ДРСМД – это предпоследний шаг, а последний – это формальное истечение срока действия договора СНВ-3 в 2021 году, и на этом больше договоров не останется. Пока. Но мы успели подготовиться.

Алексей Шляхторов