Варево евразийских культур

Наша троицкая земля известна не только своим окраинным порубежьем на юго-востоке России, не только своими дивными храмами и богатейшими ярмарками, но и литературным плодородием. Троицку обязаны своим рождением и великий русский баснописец Иван Андреевич Крылов, и знаменитый адвокат, публицист Фёдор Никифорович Плевако, и выдающийся поэт Урала, человек трагической судьбы Борис Александрович Ручьёв и его отец – писатель, этнограф, фольклорист Александр Иванович Кривощёков, многие другие литераторы.

В троицком междуречье, как в большом казане, постоянно бурлило варево многоликих евразийских культур, замешанных на караванном, торговом, казачьем, дворянском, духовном и мещанском бытии.

Край наш не был сонным захолустьем. Среди его обитателей находились не только отчаянные искатели приключений, но и люди свободные, упорные, интеллектуальные и талантливые, ссылали сюда и декабристов.

Недаром же здесь обрели своё пристанище замечательные татарские, башкирские и казахские просветители: Мифтахетдин Акмолла, Мажит Гафури, Шайхзада Бабич, Мухамеджан Сералин, Султан Торайгыров и другие.

В Троицкой классической гимназии работал выдающийся педагог и учёный-историк Иван Александрович Тихомиров, крупнейший лингвист России Николай Вячеславович Крушевский, ученик великого языковеда Бодуэна де Куртэнэ. В дореволюционном Троицке работало несколько типографий и выпускалось более десятка (!) газет и журналов, в том числе первый в истории казахский журнал «Ай-кап», «Акмолла» и другие. Издавались книги, был свой театр, библиотека, классическая гимназия, женская прогимназия, казачьи, национальные и церковно-приходские школы.

Год рождения - 1926-й

Интеллектуальный порог троицкого социума, видимо, был столь велик, что, несмотря на смутные времена Гражданской войны, литературные пристрастия не исчезли. И в марте 1926 года под руководством редактора газеты «Вперёд» Ивана Парамоновича Кулика возник литературный кружок, переросший позднее в литературное объединение.

Известны фамилии первых «степнинцев»: Каневский, Гай, Орлов, Пустовалов, позднее некоторыми из них пополнили нехватку литераторов и журналистов в свердловских СМИ, а в начале 30-х годов на строительство Магнитки уезжают А. Чистов, А. Неверов, С. Шушунов, Е. Корин.

На смену им приходят Георгий Соколов, Владимир Смирнов и наиболее известный автор Анатолий Климов, «русский Джек Лондон», именем которого названа одна из центральных улиц нашего города и создан дом-музей.

В то время наряду со стихами, очерками, фельетонами появляются и «разоблачительные» материалы, которые значительно потеснят литературные опыты «степнинцев».

После окончания Великой Отечественной войны «Степь» вновь оживилась, пришли демобилизованные фронтовики: Пётр Смычагин, Анатолий Дементьев. Литобъединение возглавил прозаик Михаил Власенков, затем поэт Николай Махновский, позднее краевед Евгений Скобёлкин. С 1964 года по 2000-й литобъединением руководил журналист Алексей  Фисенко.

В эти годы стали известны имена Юлии Шляхетко, Александра Куницына, Рустама Валеева, Вадима Борисова, Олега Симко, Владимира Кудрявцева. Позднее «Степь» расцвела новыми именами.

Было издано 12 небольших сборников наиболее известных авторов. Среди них – Басыр Рафиков, Александр Бережняк, Татьяна Замула, Лидия Хрипко, Николай Махновский, Павел Баранов, Любовь Дубкова, Тулеген Наурзбаев, Анатолий Столяров, Галия Халикова, Юрий Чепуров, Сергей Фомкин.

С 2000 года руководителем литобъединения «Степь» становится Лидия Хрипко. С её приходом к испытанным ветеранам добавились новые яркие имена городских и сельских авторов: Анатолий Антоненко, Любовь Ворона, Александр Ульяновский, Раиса Федорищева, Лира Синеок, Тамара Брылёва, Любовь Брылёва, Елена Дуденкова, Валентина Клименко, Елена Лакиза, Фаиля Азметова, Валентина Попова, Елена Сергеева, Ляна Рысева, Татьяна Крутова, Павел Илеков и многие другие.

Произведения «степнинцев» печатаются в журналах «Южный Урал», «Новый век», «Уральская новь», «Вестник российской литературы», «От Урала до Невы», «Знакомство» и других. Были изданы поэтические сборники С. Масасина, А. Антоненко, В. Гельмеля, Л. Ворона, Л. Синеок, Е. Дуденковой, В. Клименко, Р. Федорищевой. Устанавливаются творческие контакты с казахстанскими и златоустовскими литераторами. Ежемесячно начинает выходить литературная страница.

Новое десятилетие

С 2006 года литобъединением руководит автор этой статьи. За последние десять лет творческая деятельность нашего литературного объединения активно продолжается. Ежемесячно при газете «Вперёд» выходит литературное приложение «Степь»: состоялось 160 выпусков. Каждая газетная страница – это своего рода мини-сборник из произведений 10-15 авторов, живой пульс литобъединения. Многие стихи и рассказы «степнинцев» публикуются в региональных альманахах, и не только в Челябинской, но и в Оренбургской, Курганской, Свердловской, Ульяновской областях, а Е. Дуденкова, В. Клименко, Л. Синеок, Л. Ворона печатаются даже в Архангельской области.

Члены литобъединения участвуют в ежегодном поэтическом областном конкурсе «Уральская Лира», где призовые места занимали Лидия Хрипко, Анатолий Антоненко, Александр Ульяновский, Вадим Балабан, Елена Хрипко. Выступают успешно и на Международном Бажовском фестивале. Дипломы фестиваля получили Тулеген Наурзбаев, Валентина Клименко, Фаиля Азметова, Павел Хрипко стал лауреатом фестиваля. Члены ЛИТО «Степь» курируют ежегодный городской поэтический турнир «Серебряное пёрышко», проводят творческие встречи с учащимися, студентами, жителями города и района.

По итогам Первого областного смотра-конкурса литобъединений при региональном министерстве культуры наша «Степь» удостоено звания лауреата. Член Союза писателей России Анатолий Столяров стал победителем двух литературных конкурсов: имени Константина Нефедьева и Максима Клайна. Многие «степнинцы» приняли участие в конкурсах на соискание Южно-Уральской литературной премии, в лонг-лист вошли Т. Наурзбаев, Е. Дуденкова, В. Клименко. Моё имя попало в шорт-лист. Е. Дуденкова и Е. Лакиза удостоены звания лауреатов конкурса «Смотри на меня, как на равного».

Книга за книгой

Вадим Балабан издаётся в энциклопедии Уральской поэтической школы и признан лидером авангардной поэзии в регионе. С 2000 по 2006 год «степнинцами» издано более 30 авторских сборников, а теперь их уже более 100 – целая библиотека. К 80-летию литобъединения «Степь» была издана антология поэзии и прозы «Степные колокола», к 85-летию опубликован коллективный сборник «Степные перезвоны». На средства «степнинцев» издан сборник стихов Татьяны Замула «Татьянин день». К своему 90-летию «Степь» издало третью антологию – «Степные голоса». Наше литобъединение обогатилась новыми яркими поэтическими откровениями, уже зарекомендовавшими себя авторами – это Елена Чуфарова и Татьяна Ческидова, издавшие по два поэтических сборника, а также Наталья Фаизова, Лариса Шульгина, Виктор Максимов, Владимир Елистратов, Владимир Кравцов, Екатерина Иванова, Людмила Куковенкова, Александра Вовк, Лилия Нуртдинова, Данил Догматов и другие.

Поэты и писателя нашего литобъединения тесно сотрудничают с библиотеками города, с краеведческим музеем, с учебными заведениями: проводят совместные мероприятия, литературные встречи патриотической и духовной направленности. В августе 2016 года «Степь» приняла участие в Михайловских Пушкинских чтениях (Псковская область, сельцо Пушкинские горы) с докладом «О причастности творчества А. С. Пушкина к раскрытию малоизвестных фактов периода детства И. А. Крылова, великого русского баснописца».

Троичане могут гордиться своими представителями в Союзе писателей России, их уже семеро: Анатолий Дементьев, Рустам Валеев, Николай Воронов, Александр Куницын, Анатолий Столяров, Владимир Кудрявцев и самый «молодой», член Союза писателей СССР – Басыр Рафиков.  К своему 96-летию он издал ещё два сборника стихов, а всего у него издано более двадцати. И как говорил другой долгожитель-«степнинец» поэт Павел Баранов:

«Прожить до склонных лет непросто,
Не то, что поле перейти.
Но коль тебе за девяносто,
То все невзгоды позади».
 
В литобъединение «Степь» приходят новые авторы. Литературная жизнь старинного города Троицка, от которого начинается Россия, продолжается: 19 марта примем участие в областном конкурсе СЛЭМ в Еманжелинске, а 21 марта – в семинаре литобъединений Челябинской области, которое проводит общественное движение «За возрождение Урала».
 
P. S.  На всём всевеликом Урале самыми старыми считаются литературные объединения ЧТЗ им. М. Львова – 85 лет; «Мартен» из Златоуста – 90 лет. А Троицкой «Степи» 21 марта 2017 года исполнится 91 год! И мы приветствуем проект общественного движения «За возрождение Урала» – «Антология поэзии литературных объединений Южного Урала».

 

Павел Хрипко, руководитель литературного объединения «Степь»


 
Александр Куницын
 
Здравствуй, Троицк!
И улочка скромная –
С огородами да бурьяном!
Ты казалась такою огромною:
Не дворы за плетнями – страны.
Ты наивна теперь с завалинками,
До всего тут подать рукой.
Только всё ж не настолько маленькая,
Чтоб прижаться к тебе щекой…
 
***
В ночи скрипит. Гляжу в окно.
Берёза в луже по колено.
Скрипуче колесо вселенной…
Иль плохо смазано оно?
На кочках вздрагивает мир.
И скрип ночной от центра мира,
Быть может, от созвездья Лиры
Доходит до земных квартир.
Погружена земля во тьму,
А ось скрипит и мир шатает,
Как будто кузнеца ему
Из нашей кухни не хватает.
 
***
Немало я прожил на свете,
И горько подчас на душе,
Что в жизни кого-то не встретил
И, может, не встречу уже.
Что шли мы по разным маршрутам,
У разного грелись огня.
… А, может быть в мире кому-то
Всю жизнь не хватало меня.
 
Басыр Рафиков
 
О, Родина!
Настал твой срок
В сыновних чувствах дай признаться.
Зерном в твою бы землю лёг,
Чтоб колосом потом подняться.
Звездой, назначенной в удел,
Взошёл бы над твоим простором,
А надо – вспыхнул и сгорел
В одно мгновенье – метеором.
 
***
Мы – стена с глубокой раной.
Мы – степной ковыль сухой.
Мы – деревья с кроной рваной,
Комья глины под сохой.
И под гнётом укоризны
Мы вконец изнемогли…
Передать бы стяг отчизны
Новым страдникам земли!
Перевод С. Борисова
 
Осенний вальс
 
Цветущая весна и ласковое лето –
Всё кануло в любовь, дыханье затаив.
Летит, летит листва и в переливах света
Звучит «Осенний вальс», как сказочный мотив.
И в нём до сей поры живёт, не умолкая,
Круженье майских зорь в отеческом краю.
О, юная пора, далёкая такая,
И в полыме листвы тебя я узнаю!
Прохладный мир дождя внимает листопаду.
Последний вальс поёт и более всего
О грусти и любви, дарующих отраду,
И утешает боль мелодия его.
Перевод Л. Хрипко
 
Татьяна Замула
 
Не покидай свою деревню,
Чтоб весь свой век не тосковать.
В деревне жил твой предок древний,
Растили хлеб отец и мать.
Есть лучик солнечный в окошке
И светлый зайчик на стене.
Что вместо них взамен возьмёшь ты
В той незнакомой стороне?
Здесь помнит каждая тропинка
Твой лёгкий след беспечных дней.
Зовёшь деревней иль заимкой –
На свете нет её родней!
Её снесут, травой засеют
Или крапивой зарастёт.
И станет мир вокруг беднее,
Часть доброты твоей уйдёт.
К чужбине сердце не пристанет,
Пусть проживёшь на ней года,
И всё ж домой тебя потянет,
Да только будет ли куда?
 
Сергей Масасин
 
Запах вянущих травинок
Были мы с отцом крестьяне:
Пахло полем, пахло лесом,
Свежим сеном в балагане
Под берёзовым навесом.
Годы шли… Немало было
В душу брошено отравы,
А в душе всё с той же силой
Пахнут скошенные травы.
Травы вянут, но не вянет
Запах вянущих травинок…
Память нас обратно манит…
Напрямую, без тропинок.
 
***
Считают, будто хмурый я,
Считайте, что уж потерплю.
А я любого муравья,
Как равноправного люблю.
Смотрю с досадой на людей
В роскошных шубах меховых.
Как и они, люблю зверей,
Но не убитых, а живых.
Хожу по ямам, по буграм,
Готов от жалости завыть:
Ах, почему не стыдно вам
Травинке ножку отдавить?
 
***
Стихи живут в сердечном звоне,
Но сердце спрятано в груди…
О, если б можно на ладони
Его тебе преподнести.
 
Николай Махновский
 
Атакой мы сегодня у врага
Ещё село и станцию отбили.
Я бережно держу в своих руках
Сухой кусочек прокопчённой пыли.
И хочется опять вперёд идти,
Освобождая край родной от муки,
И гнев ложится камнем на груди,
И месть сжимает на винтовке руки.
 
***
В сырой низине, стиснутой холмами,
Колеблется едва заметный дым.
Бойцы от непогоды меж боями
Теплом обогреваются скупым.
И в полукружье у зенитной пушки
Сержант читает Пушкина стихи,
А где-то, в отдалённой деревушке
По-мирному горланят петухи.
 
Лидия Хрипко «Троицын день»
 
Сошли на город лики Троицы
Из чаши солнечной небес,
Под этой сенью всё устроится!
О том звенит листва и лес.
И реки – Уй с Увелькой катятся,
Как руки матери–Земли.
Всё перемелется, уладится –
Степные шепчут ковыли.
И тайны дивные откроются,
Светлы, как храмов купола.
О том гудят, поют над Троицком
Бессонные колокола.
А клёны - то в цвету, то в инее.
Старинных зданий кружева –
Всё это выткано Россиею:
И синь, и боль – всё, чем жива!
И всё желанное утроится,
Как блики света в хрустале,
Пока сияют лики Троицы
На грешной и святой земле!
 
***
Я знаю, что я тебе снюсь:
Желай ли, жалей ли об этом…
Ресниц твоих влажных коснусь,
Войду в тебя звоном и светом!
Нахлыну нежданной волной,
Кольцом обовьюсь вокруг пальца,
До звёзд колыхнусь под Луной,
Чтоб мир для тебя не распался!
Встречаются души во сне:
- Я верю, я помню, я знаю!
Так блики мерцают в окне,
Так стынет истома земная…
Я знаю, что я тебе снюсь
(до родинки чуткой на коже!).
Я тоже проснуться боюсь:
Ты снишься, ты снишься мне тоже!
 
Любовь Ворона «О деревне»
 
Орут петухи кое-где,
В диковинку куры…
Луч солнца берёзку в воде
Рисует с натуры.
Нанизаны рос жемчуга,
На рыжие травы.
Размыты полей берега
И… ради забавы
Ветер колотит в набат
Дырявых заборов.
Кто весел, кто вовсе не рад
Явлению споров:
- Исчезла деревня совсем,
Погибла до корня…
 Но… я заявляю вам всем:
- Как в колосе зёрна,
Ждут тёплых и ласковых дней,
Так наша деревня
Ждёт тёплой заботы о ней,
Что помнит издревле…
Ещё запоют соловьи
В уральских просторах
И… тихие песни мои
Подхватятся хором.
Восстанет над полем рассвет -
Закон всех империй.
Для нас невозможного нет –
Покуда мы верим.
 
Лира Синеок «Глубинка»
 
На траве высокой торная тропинка
Я к тебе навстречу тороплюсь, глубинка.
Обниму я землю, сколько могут руки,
Никакой печали, ни тоски, ни скуки.
Распыляет ветер аромат медовый,
Прискакал кузнечик, потрещать готовый.
Мини-вертолётик – стрекоза в ладошке,
Рядом муравьишко тренирует ножки.
А в ветвях и в небе ноток перезвоны -
Будто зазвонили птичьи телефоны.
Места нет ленивым – каждый знает дело.
Я на ты с природой, прихожу к ней смело.
 
***
Гражданские браки –
Гражданские дети.
И всем хорошо –
И никто не в ответе.
Но что же грустит
Подрастающий сын?
Ему бы отца,
А в семье – гражданин.
 
Анатолий Антоненко «Нежити»
 
Не самцы и не мужчины,
Взгляд пустой, как окна евро…
Среди этой мертвечины
Бродят маленькие стервы.
Злого времени подранки,
Жизнью смятые левкои,
По локтям бегут из банки
Пива жёлтые помои.
Нежити пришли из ада,
Впечатляют цифры в сводках,
Но для нас сия досада,
Как затяжки на колготках.
Лопнула связь поколений…
Где отцы, где дети, внуки?
Кто же рухнет на колени,
Кто протянет к небу руки?
Мы в бесовском карнавале,
Прогуляли, пробалдели,
Лихо юность промотали,
Мать родную не жалели.
Вместо жизни – натюрморты,
Нет для нежитей преграды,
Кровь фонтаном из аорты,
Гаснет пламя у лампады.
- Аз воздам! – сказал Мессия,
И, придя, воздаст, с лихвою.
Горько плачет мать-Россия
Над дырявою сумою.
 
Александр Ульяновский
 
Снега первого стылость
Запорошила крыши.
Что-то в мире случилось,
Только ты не услышал.
Что-то в мире проснулось,
Только ты не увидел.
Чью-то новую юность
Равнодушьем обидел.
Средь толпы гомонящей
И про то, и про это,
Не заметил лежащий
Под ногами луч света.
И под вечер вдыхая
Отработанный воздух,
Шёл домой, забывая
О серебряных звёздах.
Что-то в мире случилось,
Что-то в мире проснулось,
Что-то в мире раскрылось
И… обратно вернулось.
 
***
Я живу не кричащей тоской,
Молчаливой печалью дыша.
Человек я давно городской –
Деревенская только душа.
 
Александр Бережняк
 
Мужчины плачут поневоле,
А часто больше от того,
Когда страдают не от боли,
А от бессилья своего.
Откуда жизнь берёт героев?
Где те отважные живут,
Которых Время храбро кроет?
Где бесшабашные растут?
Кто их всегда готовит к бою,
В них убивая червяка,
И кто лишает их покоя,
Бессмертье дав им на века?
Вопросы эти не случайны.
Я б мог и больше перечесть…
Нас всех в миру рождают тайны,
Мужчин рождает долг и честь.
 
***
Ах, как хочется в травы упасть
И на время забыть о тревогах,
Надышаться свободою всласть
Перед дальней и трудной дорогой!
И, когда позовут поезда
В те края, о которых ты бредишь,
Вдруг почувствовать: ты никуда
От отцовской земли не уедешь.
 
Тулеген Наурзбаев «Моя Русь»
 
Край берёзовых лесов,
Трав росистых по утрам,
Изваянья городов
И «державное ура».
Это песни, россыпь сёл
И размашистая даль.
Русь, как вдох и выдох, боль,
Неразлучница нужда.
Радость праздника и грусть,
Рыжесть осени, зима,
Взгляды милые Марусь,
Кособокие дома.
Купола церквей, кресты,
Колокольный звон, судьба,
Рек течения, цветы,
Золотистые хлеба.
Красота! Пусть без прикрас,
В чём признаться не боюсь,
Но всегда, как в первый раз,
Я в любви ей признаюсь.
 
***
Поля зелёные и пашни
Чернеют ранами земли…
И оттого немного страшно,
Что даже ветер сник вдали.
На вороном коне в Победу
Скачу полями напрямик…
Я знал в суровой жизни беды
И видел смерти горький лик.
Всё это под землёй таится,
Нам машет острою косой,
А здесь колышется пшеница,
И я в рубашке и босой…
 
Татьяна Ческидова
 
Я из строчек сплету шпагат,
С облаков свою душу спешу,
Постираю в реке закат,
На прищепки сушить развешу.
Дух захватит нагая синь,
Разольют небеса чернила.
И напомнит озноб осин,
Как без памяти я любила.
Мотыльки, будто в окон свет,
Бьют в груди. И откуда сила?
Дар, что в мире дороже нет,
Я под сердцем своим носила.
Время - птицей… печаль - гнедой
Кобылицей… уж нет и следа,
Только мудрость, как налитой
Колос с глади ржаного пледа,
Только день всё ценней да ночь,
Где у стрелок часы короче.
И душа, что держать невмочь,
Широка и мельчать не хочет.
 
***
Сползало ленно в ночь светило,
Пунцовым заревом дыша.
Вдали река волну катила,
Шурша щетиной камыша.
Забытой Богом деревушки
Со следом давней старины,
По вдоль реки живьём избушки
Врастали в грунт, как валуны.
Век двадцать первый от порога,
Юнцом холёным отойдя,
Видать забыл сюда дорогу,
По мегаполисам блудя.
 
Елена Чуфарова «Шестая рота»
 
Если пуля проскочит, если смерть не успеет
Обратить меня в пепел лишь в угоду врагу,
Я так много смогу… я так много успею,
Каплей жизни упав на чужом берегу…
Там, где горный оскал, где вершин вереница,
Проползу… пролечу, окунусь в синий дым…
И заплачет по мне одинокая птица
От того, что пора умирать молодым…
Только выбора нет, нет в запасе патронов,
И обойма пуста… лишь серебряный крест
Защищает меня, проложив путь до дома,
Где сверкают глаза у счастливых невест…
Если пуля проскочит, артобстрел не успеет
Обратить меня в дым, чтоб отправить домой,
Поцелую траву и подснежник у клёна,
И спасибо шепну за минутный покой…
 
***
Целуйте руки ваших матерей!
Они вас берегут от зла и боли,
Среди бескрайних жизненных морей
В ночной тиши вам просят лучшей доли…
Целуйте руки ваших матерей,
Когда вдали за сотни километров
Вас занесло в компании друзей,
Но душу обожгло вдруг встречным ветром…
 
Владимир Кудрявцев
 
На руках до самых плеч – наколки.
Что же вы творите, человеки?
В наше время так ходили волки –
Густо изрисованные зэки.
Мнилась в том особая усталость,
Краску выбрать самую густую,
Зло на падших душах расписалось,
И печать пришлёпнуло вкрутую…
Вам зачем такая «облицовка?»
Кто сумел вас лихо оболванить?
Ведь навек теперь татуировка
Будет вас, наивные, поганить.
 
Елена Дуденкова
 
У серой шали – серая судьба,
Она стара, колюча и груба,
Её удел - овин да огород,
И не дай Бог – на праздники, в народ.
У полушалка праздничный расцвет,
Он в розах алых, как степной рассвет.
И путь его - на люди, в хоровод –
Само веселье по кайме цветёт.
Но, если плохо мне, угрюмо, я одна,
То в серой шали сяду у окна,
А на колени – яркий полушалок,
Как отблеск счастья. Он красив и жарок.
Они согреют, от тоски спасут,
И по плечам им будет этот труд.
А будней пряжу в отблесках зари,
Мне их тепло у сердца сохранит.
 
Валентина Клименко Блудня (басня)
 
Изменял Корове Бык,
Смолоду он так привык.
Не заметил – жизнь прошла,
Старость близко подошла.
Загубив своё здоровье,
Возвращается к Корове:
- Прими, Бурёнка, пожалей,
Погрей остаток моих дней.
Пускай пасётся тёлок стадо,
Мне даже на дух их не надо!
Поверь, блудить не буду я.
Всё понял, вы – моя семья!
- Ну, что ж, - Корова говорит,-
Хоть у тебя побитый вид,
Но службу я тебе найду:
Будь вместо пугала в саду.
 
Фаиля Азметова «Маленький город»
 
Мой маленький город –
Посланник Небес,
Как Божья награда -
Одно из чудес.
Мой маленький Троицк –
За миром теней,
Где тени святые
На фоне церквей.
Мой маленький город –
Крупинка страны –
Не меркнет, не гаснет
От чар старины.
 
Тамара Брылёва «Горький хлеб»
 
Вижу хлебный кусочек в пыли –
Память грохочет войной:
Булочек в детстве нам не пекли –
Ели лепёшки с травой.
Голод в деревню гнал горожан –
Вещи в обмен на еду.
Помню мой ситцевый сарафан
Куплен был за лебеду.
Хлебом из липового листа,
Мёрзлой картошки, хвощей,
Из лебеды, испечённой тогда,
Мамы спасали детей.
С болью смотрю я на хлеб в пыли,
Создан он тяжким трудом
Не для того, чтоб топтать могли
Люди своим каблуком.