В дни, когда в Челябинске на базе областной универсальной научной библиотеки проходит большая книжная ярмарка «Южноуральская книга – 2017», есть повод рассказать одну библиотечную историю, которая произошла во второй половине XIX века – за три десятилетия до рождения челябинской «публички». Историю поучительную и весьма характерную.

Удел избранных

«Уж коли зло пресечь: забрать все книги бы да сжечь», – так говорил когда-то один из героев бессмертной комедии Александра Грибоедова «Горе от ума» и тем самым выражал отношение тогдашнего общества к любым попыткам популяризировать чтение. Библиотека как таковая была уделом избранных – вне зависимости от того, в каких стенах находилась: монастырских, университетских, семинарских или гимназических. Чтобы получить доступ к ней, нужно было стать «членом ордена»: монахом, студентом, бурсаком…

Первые серьезные попытки вывести библиотеки в общественное пространство будут предприняты лишь после реформ Александра II. В Челябинске долгое время считалось, что первой общественной (публичной) библиотекой стала библиотека братьев Покровских. Она была открыта в 1881 году и располагалась в собственном доме владельцев по улице Большой (ныне ул. Цвиллинга, 7). Библиотека обслуживала посетителей за скромную плату, но зато предоставляла совсем неплохие фонды. В Оренбургской губернии на тот момент было всего четыре частно-публичных библиотеки, и по количеству томов библиотека Покровских занимала второе место.

Позднее первый профессиональный челябинский писатель Александр Гаврилович Туркин напишет: «Прекрасно оборудованная, обставленная библиотека Покровских, куда тянулись все одинокие, тоскующие почитать газету или журнал, кому хотелось самообразования, представляла собой все, что можно было бы пожелать».

Задолго до братьев Покровских

Вот только в Челябинске это был не первый опыт создания общественной библиотеки. Бывший секретарь Челябинской городской думы Василий Александрович Протасов в очерке «Мои школьные годы» сообщает, что первая общественная библиотека на самом деле появилась на 14 лет раньше Покровской. И ее основателем был помощник смотрителя Челябинского духовного училища Захарий Федорович Полянцев.

«В августе 1867 года, – рассказывает В. А. Протасов, – перед окончанием последнего урока Захар Федорович распорядился, чтобы все мы, то есть три класса, после обеда пришли в училище. Оказалось, что мы должны перенести из дома Долгрейна в наше училище пожертвованную вдовой покойного Долгрейна библиотеку. Захар Федорович, заведуя библиотекой, сумел привлечь местную публику, установил для абонентов 12-рублевый годовой взнос и таким образом пополнял библиотеку толстыми журналами и вновь выходящими книгами».

Имя Захария Полянцева неоправданно забыто, хотя для челябинского образования он сделал немало. Выходец из семьи самарского дьячка и выпускник Оренбургской духовной семинарии, он 19-летним учителем приехал в Челябинск в 1854 году – и остался здесь до конца жизни, отдав духовному училищу полвека работы. Преподавал русский и латинский языки, Закон Божий и церковное пение, историю и чтение. На посту помощника смотрителя Челябинского училища сделал все, чтобы уже к концу XIX века оно стало лучшим во всем Оренбургском крае.

Проект Захария Полянцева

К созданию общественной библиотеки Захарий Федорович подошел не сразу. Сначала он предложил развивать дополнительное внеурочное чтение учащихся. Для уездного Челябинска того времени это было делом новым, и горожане долгое время не могли взять в толк – зачем это нужно. Захарий Федорович объяснял, что «дополнительное чтение есть лучшее средство к духовному и нравственному развитию учащихся». Затем, в 1860-х годах, выступил с предложением проводить семейные чтения на дому. Пока, наконец, не появилась в его распоряжении библиотека Долгрейна.

Воспоминания Василия Протасова подтверждают документы Оренбургского архива. В одном из формулярных списков З. Ф. Полянцева сообщается, что 22 августа 1868 года ему было вынесено архипастырское благословение «за похвальную заботливость о частной при училище библиотеке».

«А эту гадость зачем вы держите?»

Впрочем, эта библиотека функционировала не слишком долго. Прибывший в 1871 году в Челябинск с первой крупной ревизией училища член Святейшего Синода Сергей Иринеевич Миропольский посчитал невозможным существование светской библиотеки при духовном учебном заведении, и она была закрыта. Сохранились воспоминания, как это произошло:

«Миропольский, между прочим, поинтересовался библиотекой. Когда ему попалась на глаза книжка из сочинений Поль де Кока (французского писателя, отличавшегося фривольными текстами о похождениях молодых повес, старых жуиров и страстных гризеток), он задал Захарию Федоровичу вопрос:

– А эту гадость вы заче держите?

– Это из числа пожертвованных книг…

– Странное дело. Если бы вам кто-нибудь пожертвовал в библиотеку кучку навоза, вы тоже не отказались бы принять?

И Поль де Кок полетел в топившуюся печь…».

Следом ревизор отобрал по каталогу книги для фундаментальной, ученической и учительской библиотек, а затем особой бумагой на имя правления училища приказал «все оставленные книги впредь до особых распоряжений в обращение для чтения не выпускать».

Предшественники «Публички»

Владимир Покровский был более предусмотрителен, когда открыл общественную библиотеку в частном доме. Безусловно, он был знаком с Захарием Полянцевым – их объединяла общая «библиотечная идея» и любовь к книгам. Кстати, и в библиотеке Покровских найдутся «неблагонадежные книжки» – например, «Очерки истории русской цензуры» Александра Скабичевского. Более того, на базе этой библиотеки будет составлен «Челябинский указатель» – библиографический справочник запрещенной революционной литературы. Он был достаточно популярен в марксистских кружках Екатеринбурга, Казани, Москвы, Санкт-Петербурга и стал первым в России указателем литературы для самообразования «революционизирующей» молодежи.

И все же судьба библиотеки Покровских окажется более долгой и, можно сказать, удачной. После революции ее фонд перейдет в публичную библиотеку и со временем станет основой сектора редкой книги ЧОУНБ. Первое подробное описание библиотеки сделает заведующая сектором Александра Григорьевна Заврина в 1998 году. Стоит думать, что среди редких книг оказались и те, что были собраны когда-то Захарием Федоровичем Полянцевым…

Вячеслав Лютов, Олег Вепрев