Память о легендарной дивизии

Газета «Возрождение Урала» начинает цикл публикаций известного уральского писателя Николая Дындыкина о судьбе воинов легендарной 171-й дивизии, сформированной на территории Южного Урала. В дивизию были призваны тысячи добровольцев практически со всех городов и районов Челябинской области, которая тогда включала в себя и нынешнюю Курганскую область, и город Каменск-Уральский с его окрестностями.

Сегодня на Южном Урале живет немало родственников и потомков солдат этой дивизии, память о которой так важно сохранить и увековечить. Мы будем рады любой информации от наших читателей, которая бы касалась истории 171-й стрелковой дивизии и судеб ее бойцов-уральцев.

От Москвы - до Дальнего Востока

Константин Яковлевич Самсонов родился в Москве 3 июня 1916 года в семье рабочего. Окончил семь классов и школу фабрично-заводского ученичества. Работал слесарем на Московском механическом заводе, позднее на строительстве Московского метро.

В 1937 году Константина Самсонова призвали в Красную армию – на Дальний Восток. Окончил курсы младших командиров, в 1939 году – курсы младших лейтенантов. Служил на Тихоокеанском флоте заместителем командира роты в одном из строительных батальонов, заготавливали лес в районе бухты Ольга, строили казармы, оборонительные объекты. Именно там он встретил известие о вероломном нападении гитлеровской Германии на Советский Союз.

Оттолкнувшись ногой от Урала

По дороге с Дальнего Востока к фронтам Великой Отечественной войны в 1942 году Константина Самсонова оставили в Челябинске готовить резервы для фронта. Но через некоторое время направили на курсы «Выстрел» в группу командиров батальонов, которые перед началом Московской битвы были эвакуированы из Солнечногорска в Кыштым Челябинской области. Весной 1943 года с отличием окончил учебу и так рвался на фронт, что на прием к начальнику курсов генерал-майору Сергею Александровичу Смирнову пришел за час до назначенного времени. Генерал его принял и вручил направление в отдел кадров Брянского фронта. Там старшего лейтенанта Константина Самсонова определили командиром батальона 11-й гвардейской стрелковой дивизии.

10 августа 1943 года при освобождении железнодорожной станции Хатынец Орловской области он получил пулевое ранение в грудь. Лечился в одном из московских госпиталей.

На фронт старший лейтенант Константин Самсонов вернулся в 1944 году и в ноябре был назначен командиром 1-го стрелкового батальона 380-го стрелкового полка 171-й Идрицко-Берлинской Краснознаменной, ордена Кутузова 2-й степени дивизии, сформированного в Челябинской области. В этой должности и в том же звании в составе Уральской дивизии он прошел весь оставшийся боевой путь до Рейхстага.

«Расстреляю!»

Интересную черту характера Константина Самсонова дает в своих воспоминаниях его однополчанин сержант Василий Афанасьевич Корзанов (орфография сохранена): «Потом начались бои. Тут со мной произошел интересный эпизод. Когда немцы пошли на нас в контратаку, мне нужно было отлучиться из строя. Меня по какому-то делу вызывали в тыл. И вдруг из строя вышел наш ручной пулемет. Тогда я его забрал у своего товарища, а сам отдал ему автомат. Решил, что в тылу устраню неисправность. В то время, представь себе, у нас тылом считалось расстояние в 200 - 500 метров от переднего края. Пробегаю я со своим пулеметом по хутору, как вдруг мне встречается Самсонов. «Ты откуда?», – говорит он мне. «Вот оттуда-то и оттуда», – отвечаю ему. «Как так? А кто тебе разрешил уходить с передовой? Расстреляю!». Вот у него на все случаи жизни существовал такой ответ: «Расстреляю!». И был он почему-то всегда каким-то нелюдимым. «Ни хрена себе! – подумал я тогда. – Что я такого сделал, чтобы меня расстреливать. Боже ж ты мой!». Тогда я ему попытался ответить: «Товарищ лейтенант, вот, заменил оружие. Сейчас решу неисправность». Тогда у него вырывается: «А кто будет за батальон отвечать?» А кто я такой, чтобы отвечать за батальон? После этого я, конечно, сразу ушел. Но этот разговор с Самсоновым оставил в моей душе странный осадок. Это произошло где-то в феврале 1945 года. Со старшим лейтенантом Самсоновым я служил еще шесть месяцев, вплоть до своей демобилизации в октябре 1945 года».

Причиной нелюдимости и концовок острых разговоров с подчиненными фразой «Расстреляю!», вероятно, были семейные проблемы. Во время его пребывания на фронтах жена ушла к другому мужчине. При этом случаев расстрела не только в 380-м полку, но и в целом по 171-й дивизии в многочисленных публикациях мне не встречалось. Еще одну особенность отмечает Василий Корзанов: все заместители Константина Самсонова к концу войны были старше его по званию – капитаны. А он оставался старлеем.

Путь к Рейхстагу

Из книги Степана Неустроева «Путь к Рейхстагу»: «…Справа к Рейхстагу бежали бойцы батальонов нашей дивизии капитана Василия Давыдова и майора Якова Логвиненко, слева - батальона старшего лейтенанта К. Самсонова из 171-й стрелковой, но им пока достичь Рейхстага не удалось: они были контратакованы фашистами и отбивали атаку до 24 часов... (Архив Министерства обороны СССР, ф. 317, оп. 4306, д. 524, л. 13, 14; книга «История Великой Отечественной войны», т. 5, с. 283.)

Только во втором часу ночи на 1 мая, когда уже было водружено Знамя Победы, Самсонов вошел в Рейхстаг с двумя ротами. Но нужно сказать, что батальоны Давыдова и Логвиненко 30 апреля вели напряженные бои до поздней ночи справа, не доходя до Рейхстага ста - ста пятидесяти метров. Они тем самым обеспечили нашему батальону возможность ворваться в здание и вести в нем бой, не опасаясь, что фашисты обойдут нас справа и атакуют во фланг и тыл.

А батальон Самсонова обеспечил нам левый фланг. Не прояви мужество и стойкость бойцы Самсонова при отражении яростных контратак противника, и нашему батальону едва ли удалось бы ворваться в Рейхстаг. А если бы и ворвались, то фашисты обошли бы нас слева и атаковали в Рейхстаге с тыла…»

Звание Героя

Батальон Самсонова, подобно другим батальонам, штурмовавшим Рейхстаг, можно представить в виде матрешки: 380-й полк – 1-й батальон – штурмовая группа Михаила Бондаря (в которую входил наш земляк Василий Казанцев) – артиллерийский расчет Афонасия Стенникова.

К сожалению, Константин Самсонов в книге «Штурм Рейхстага», вышедшей в 1955 году, из-за цензуры не упоминает о штурмовой группе Михаила Бондаря. Позднее, особенно в последние годы появилось много информации о других героях штурма Рейхстага, кроме Михаила Егорова и Мелитона Кантария.

В батальоне Самсонова два бойца – младшие сержанты Михаил Васильевич Еремин и Григорий Кононович Савенко – одними из первых достигли парадного подъезда здания Рейхстага и установили флаг на одной из его колонн. Еремин был при этом ранен, но не вышел из боя.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1946 года старшему лейтенанту Самсонову Константину Яковлевичу присвоено звание Героя Советского Союза – за умелое руководство батальоном, образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками. 
Жизнь после войны 
После войны он продолжал служить в армии. В 1952 году окончил Военно-политическую академию. Работал старшим преподавателем в Московском институте инженеров транспорта. Именно Константину Самсонову было доверено в 1965 году на юбилейном Параде Победы нести Знамя Победы вместе с Михаилом Егоровым и Мелитоном Кантария. 
С 1968 года Константин Яковлевич Самсонов – полковник в запасе. 

Cкончался Герой 15 декабря 1977 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Вот неполный перечень наград, которых был удостоен Константин Самсонов:

– орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» Героя Советского Союза №  697;

– два ордена Красной Звезды;

– орден Александра Невского;

– медали «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией»;

– польская медаль «За Одер, Ниццу, Балтику»;

– медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина».

Николай Дындыкин, фото из открытых источников