И если одна из предыдущих – история о великой певице и актрисе Марлен Дитрих, была во многом экзотичной и чуточку бурлескной, то нынешняя – «Тайный жар» – что ни есть наша, российская. Это подчеркивает жанр спектакля «Страсти по Марине Цветаевой».

Премьера в «Манекене» собрала в зале самых разных людей. И тех, кто знает и любит поэзию Цветаевой с детства. И тех, кто никогда не читал ее стихов. Однако и тем, и другим было одинаково интересно, как построят свой рассказ режиссер и актеры театра.

Главным достоинством постановки стало то, что она не обсасывает гламурные подробности личной жизни поэта, а пытается поведать нам о нелегкой судьбе и напряженных творческих поисках. Обе ипостаси Марины Цветаевой на сцене «Манекена» – Цветаева (Ксения Рыжкова) и Марина (Юлия Мерзлякова) стремительны и динамичны. Они ярко мыслят, живут и выживают в нечеловеческих условиях. Они любят, страдают, теряют и обретают. И в них горит тайный жар поэтического огня.

Рядом с обеими обитает непонятный, то жутко пугающий, то поддерживающий и помогающий персонаж – Мышатый (Валерий Жеребцов). От него так откровенно тянет чертовщиной, что остальные герои - Сергей Эфрон (Алексей Бутин), София Парнок (Елена Васильцова), Соня Голидэй (Анна Солдаткина), Володя Алексеев (Станислав Хомков) и Константин Родзевич (Никита Манылов) становятся на его фоне особенно человечными. Несколько обособленно в этой череде лиц и масок выглядит священник (Александр Петрачков). Ему автор сценической композиции предоставил особое право судить о душе Великой Марины.

И, конечно же, традиционно «Манекен» силен массовкой. На сцене девицы, матросы, актеры, полотёры, блогеры сменяют друг друга в привлекательно-пугающем калейдоскопе. Они пляшут, поют, воют, скандируют. Но делают все это удивительно музыкально. Сказывается вокальное мастерство Анастасии Бородиной! А я бы прибавил к тому удивительно точное пластическое решение Степана Баннова. Действительно, движутся персонажи в каждой сцене наособицу, однако неизменно четко и характерно.

Художник Сергей Александров создал, аки Саваоф, на небольшой сцене «Манекена» пространство трагедии. Кажется, что в нем удобно только одному Мышатому. Однако остальным приходится здесь существовать и действовать. Словом, все как в нашей жизни.

Критики, смотревшие премьеру, единодушно отметили стильность костюмов Елены Сластниковой.

Вот и прозвучало слово, наиболее точно характеризующее постановку Владимира Филонова. Стильность. У спектакля свой стиль, у режиссера свой стиль. Теперь можно сказать, что свой стиль у актеров. Узнаваемый.

Однако главным в постановке являются стихи Марины Цветаевой. Они звучат, радуя влюбленных в ее поэзию, пугая и одновременно привлекая непривычных и незнакомых. Что ж, порадуемся за них! Поскольку им достается одна из высших человеческих радостей: радость соучастия в благом деле, сотворчества, сопереживания в живой поэзии…

Как там у нее сказано:

«Кто создан из камня, кто создан из глины, –

А я серебрюсь и сверкаю!

Мне дело – измена, мне имя – Марина,

Я – бренная пена морская».

Об этом и есть спектакль «Тайный жар». Приходите, чтобы увидеть.

Михаил Богуславский, фото Алексея Гольянова