Неподалеку от города Копейска весной нынешнего года возник новый водоём. Он уже есть на «народной» карте Wikimapia и называется «фекальный пруд». Топоним пока неофициальный, но это дело времени и привычки. Ведь существует неподалеку отсюда, например, урочище Свиное болото. И никто уже не помнит, почему его так назвали. У нас же есть уникальная возможность историю нового «водоёма» зафиксировать.

А вода всё прибывала…

В 20 километрах от Челябинска расположен посёлок Октябрьский. Раньше он был посёлком при птицефабрике. А с 2004 года официально вошёл в состав города Копейска. В конце зимы 2015 года на выезде из посёлка появился незамерзающий водоём. До весны, которая на Урале начинается на месяц позже календарной, было далеко, но вода не только не замерзала – она медленно, но верно поднималась. Тогда же местные жители почувствовали специфический запах.

Сначала никто на этот пруд и не подумал. В происхождении неприятного запаха жители заподозрили птицефабрику, что в километре отсюда. Между тем знатоки уже тогда обращали внимание: куриный помёт пахнет всё-таки иначе…

Говорят, вроде, даже писали письма главе администрации Копейского городского округа (по-народному – мэру Копейска) Вячеславу Истомину и в МУП «Горводоканал-Копейск», ответственный за водоснабжение и водоотведение. Вопрос люди ставили на сходах, говорили о нём перед выборами на встречах с многочисленными кандидатами в депутаты. Но ответа никто не получал, выборы прошли, а вода в пруду всё прибывала. Пока суд да дело, пруду стало тесно в его берегах – он уже вылился на дорогу. Да так и остался.

- Дорога, по которой мы ездим, насыпная. Не ровен час её подмоет, и как мы будем добираться на работу? – задаёт вопрос жительница посёлка Марина Терёхина. – В одном из домов вода затопила подвалы, в гаражах овощные ямы затоплены. Ну и запах, конечно, стоит невыносимый.

МУП «Горводоканал-Копейск» в общем даже и не отказывался, что это его проблема. Вдоль автодороги под землёй как раз идет канализационная труба от посёлка. По ней стоки посёлка Октябрьского перемещаются к насосной станции птицефабрики, чтобы далее, смешавшись, вместе отправиться на очистные сооружения. И что же? Руководство МУПа сначала объясняло, что нет денег на ремонт, потом ссылалось на невозможность найти прорыв. Как в анекдоте: «ну не шмогла»…

А между тем ведомственные приказы и федеральное законодательство чётко предписывают: авария и её последствия должны быть устранены в максимально короткие сроки. Водоснабжение и канализация – это очень трепетный элемент нашей цивилизации, не говоря уже о социальной стабильности.

За вялыми разговорами прошла весна, настало лето. Жители посёлка стали массово жаловаться на крайне неприятный запах, появившийся в округе.

- Мой дом стоит в 300 метрах от этого болота. Мы постоянно ощущаем фекальный запах, а в жару он становится просто тошнотворным, - говорит житель Октябрьского Евгений Ярушин. – Но запах – полбеды. Эти водоёмы могут быть источником инфекции. Вот бегают бездомные животные, и тут же на улице гуляют дети. Я заметил, что мой ребёнок нынче летом чаще страдал кишечными расстройствами, чем ранее. Неужели он должен всё детство провести дома под замком?

Пруд с фонтанчиком

В самом начале весны 2016-го буквально в трёхстах метрах от первого разлива история проявилась вновь, как кровавое пятно на ключе от страшной комнаты Синей Бороды. Поначалу местные люди думали, что новая большая лужа – это результат обильного таяния снегов. Однако в апреле земля вокруг высохла, а лужа, напротив, увеличилась в размерах, превратившись в маленький пруд. Выглядел он даже симпатично. Выдавал его происхождение всё тот же специфический запах. К тому же второй водоём, как и первый, находился точно над подземным коллектором.

Теперь всполошились на птицефабрике. Издавна поле, где появился пруд, использовалось под посев зерновых – на корм курам. И всегда тут было сухо. К концу весны 2016-го природное новообразование позаимствовало от посевных площадей, как минимум, два гектара. Это не считая топкой, болотистой грязи вокруг водоёма. Ну и да – запах усиливался с каждым новым тёплым днём, накрывая окрестности удушливыми испарениями.

Главный агроном птицефабрики Ильяз Усманов даже утверждает, что видел в пруду что-то вроде пульсирующего время от времени фонтанчика. Если знать, что насосные станции именно в таком дискретном режиме и работают, то последние сомнения в происхождении пруда исчезнут сами собой…

Мольба к ветру

60 процентов работников птицефабрики живут в посёлке. К её директору А. П. Чернецову они и пошли жаловаться. Тем более не так давно выбрали его депутатом Копейской гордумы.

То ли Чернецов оказался совестливым человеком, то ли интересы жителей и «градообразующего» предприятия совпали, но директор фабрики и городской депутат стал писать письма в разные инстанции. Тех, что так или иначе могла бы заинтересовать проблема разлива канализационных стоков, как минимум, четыре: администрация городского округа, министерство экологии Челябинской области, Росприроднадзор и Роспотребнадзор.

И что же они ответили?

Региональное министерство экологии от проблемы открестилось, сославшись на то, что это тема местного самоуправления, и региональная власть не имеет к ней отношения. Примерно таким же был ответ от Росприроднадзора – с той лишь разницей, что данное ведомство уже федеральное, и какие-то там лилипутские муниципалитеты не подлежат надзору с его стороны.

Формально и те, и другие чиновники правы. Но по сути ведь – издевательство. Люди именно так это воспринимают! Прокуратура, правда, подтвердила: подозрения не напрасны, факты подтверждаются.

24 марта замглавы по коммунальному хозяйству Копейска А. А. Левит отрапортовал: работы по устранению аварии «были выполнены». Однако пруд и не думал рассасываться.

15 апреля директор птицефабрики пишет новое письмо мэру Копейска Истомину: провести сев невозможно, необходимы срочные меры. Глава города игнорирует послание.

Выйдя на работу после первых майских праздников, фабричный агроном констатировал: пруд быстро растёт и уже занял четыре гектара без всякого таяния снегов и дождей!

Директор птицефабрики снова написал в администрацию города. Ответа вновь не последовало.

Следующее письмо, по форме уже напоминающее крик о помощи, директор фабрики Чернецов пишет в начале июня. К тому времени лето вошло в свои права. На птицефабрике начали подсчитывать ущерб от непроведённого сева. Два водоёма с нечистотами сделали жизнь в посёлке невыносимой. Люди теперь не писали письма начальству и не обращались к депутатам, а тихо молились, чтобы ветер не дул в сторону их домов.

Болезнь грязных рук?

Впрочем, не все. Часть граждан продолжала верить в наличие государства. В коллективном письме руководителю регионального управления Роспотребнадзора А. И. Семёнову жители Октябрьского обратили внимание на то, что в непосредственной близости от образовавшихся «озёр» располагаются водозаборные сооружения с ёмкостями чистой воды. Ею снабжается посёлок с населением более 8,5 тысячи человек. Существует опасность загрязнения водоносных горизонтов и попадания фекальных вод в водозаборные сооружения. И массовое отравление будет обеспечено.

Кстати, тем же летом соседний городок Коркино охватила паника. В соцсетях писали: «В Коркино эпидемия гепатита А», «Людям поголовно ставят прививки от гепатита», «В посёлке Роза в инфекционном отделении нет свободных мест. Все лежат с кишечным отравлением, переходящим в желтуху».

К слову, именно на очистные сооружения в посёлке Роза ведут канализационные коллекторы из Октябрьского.

В региональном управлении Роспотребнадзора информацию об эпидемии поспешили опровергнуть, хотя и подтвердили: больных гепатитом А действительно стало заметно больше в сравнении с тем же периодом 2015 года. Причину так и не нашли, посоветовав людям соблюдать правила личной гигиены…

Параллельно нашей истории внезапно приключилась другая. О ней, вероятно, стоит упомянуть. Тем более, она тоже в каком-то смысле о «личной гигиене». 25 июля глава Копейска был задержан сотрудниками ФСБ в своём кабинете. И вроде бы, это действительно другая история – Вячеслава Истомина подозревают в получении взятки в два миллиона рублей при закупке оборудования для школьных столовых. Сейчас бывший мэр сотрудничает со следствием и находится под подпиской о невыезде. Виновен он или нет – решит суд. Одно очевидно: хозяйство у Истомина было большое, думать приходилось о многом, в том числе, возможно, и о себе…

«Немедленно» – это сколько?

16 августа директор птицефабрики вновь обратился к прокурору города Копейска, перечислив ответы, полученные за полгода от различных ведомств. Например, о том, что обращение в Росприроднадзор было переправлено в Россельхознадзор. И о том, что работы по устранению аварии «выполнены в полном объёме». Увы, фекальные пруды об этом ничего не знали, поэтому, видимо, никуда не исчезли.

15 сентября заместитель прокурора Копейска Д. А. Полежаев сделал неожиданное признание: «Установлено: в августе 2016 произошло повреждение на канализационном коллекторе. МУП «Горводоканал-Копейск» выполнил работы по замене трубопровода с 29.08 по 02.09».

Чтобы не искать прорыв под дном водоёма, коммунальщики соорудили обводной коллектор. То есть сделали врез в трубу перед прудом № 1, пустили пластиковую трубу по берегу и врезались обратно в коллектор уже на другой стороне водоёма. Любой человек, минимально знакомый с основами физики, скажет: в зиму с такой времянкой входить категорически нельзя – мы же не в Сочи живём, а на границе Урала и Сибири!

Зампрокурора констатировал, что МУП «Горводоканал-Копейск» обязан содержать переданное ему имущество в соответствии с установленными нормами и правилами.

Согласно «Правилам технической эксплуатации систем и сооружений коммунального водоснабжения и канализации», утверждённым приказом Госстроя от 30.12.1999, при возникновении аварий на сооружениях, сетях, оборудовании систем водоснабжения и канализации организация «немедленно принимает меры для быстрого обнаружения и полной ликвидации аварий и ликвидации их последствий».

При этом сотрудник прокуратуры отметил: «Вместе с тем, нормативных сроков ликвидации аварий на канализационных коллекторах действующее законодательство не предусматривает».

Получается, «немедленно» и «быстро» может тянуться сколь угодно долго. Велик и могуч русский язык, но если законодательство «не предусматривает», то будь ты хоть доктором филологии, ничего никому не докажешь…

В письме также сообщалось, что 5 сентября представители прокуратуры, Роспотребнадзора и администрации Копейского городского округа выезжали на место. «По результатам обследования угрозы подтопления (размыва) дороги не установлено, факт выбросов сточных вод на поверхность не подтверждён. Оснований для мер прокурорского воздействия не выявлено».

Говоря простым языком, ещё одно могучее ведомство умыло руки.

Тем временем первые холода ударили нынче уже в середине календарной осени. Окрестности слегка припорошило снегом, лужи покрылись льдом. Мы ждали этого момента, чтобы посмотреть, как будет выглядеть «фекальный пруд». На фотографии, сделанной морозным утром 21 октября, отчётливо видна полынья. Местные говорят, что именно в том месте они время от времени видят бурление, чем-то напоминающее подземный источник. И запах отсюда исходит знакомый, слишком уж отчётливо нечистотный.

Гадим под себя?

История с «фекальным прудом», с одной стороны, кажется почти курьёзной. С другой, высвечивает суть если не большинства, то значительной части наших экологических проблем.

Мы привычно считаем их следствием индустриальной нагруженности региона, но зачастую это результат элементарной неопрятности. «Фекальный пруд», да ещё ставший местным топонимом, - это даже не гипербола, а простая иллюстрация процесса, который грубо называется «гадить под себя». Причём, уже его кульминация. И, вообще-то, дальше падать некуда, какими бы синтаксическими конструкциями не выгораживали себя наши контрольно-надзорные органы. Однажды допустив, что это – норма, мы рискуем из такой клоаки не выбраться никогда.

Не впервой

Фекальные разливы появляются не только рядом с посёлком Октябрьским. Из последних происшествий. В 2014 году у посёлка Западного в соседнем, Сосновском районе вследствие отсутствия нормально работающей канализации нечистоты неоднократно попадали на поверхность, а затем в Шершнёвское водохранилище – единственный источник питьевой воды для половины Челябинской области.

В марте 2015 года рядом с посёлком Кременкуль под Челябинском общественники обнаружили крупный разлив нечистот. В результате совместного рейда минэкологии и прокуратуры Сосновского района на новые (!) очистные сооружения посёлка Кременкуль было установлено, что очистка сточных вод «осуществляется не в полном объёме без предусмотренной проектом биологической очистки». Проще говоря, нечистоты просто сбрасывали в чистое поле, «пока никто не видит». А сколько ещё таких случаев, о которых в СМИ не написали?..

Накануне публикации статьи мы отправили запрос с фотографиями в администрацию Копейска и получили оперативный ответ.

Алексей Левит, заместитель главы администрации Копейского городского округа по имуществу, городскому хозяйству и градостроительству:

– В связи с запросом от редакции газеты «Возрождение Урала» и фотоматериалами, представленными изданием, завтра мной лично, а также начальником отдела городского хозяйства Дмитрием Артамоновым и представителем МУП «Горводоканал-Копейск» будет осуществлён выезд для проверки фактов, изложенных в обращении. Отмечу, что на данном участке в летний период производились работы по замене части коллектора. После выполнения работ канализационные изливы на поверхность отсутствовали. В ходе проверки мы проведём осмотр сети. Если не будет выявлено изливов, то мы произведём забор лабораторных анализов для определения состава воды. Дополнительно могу сообщить, что в связи с повышением уровня грунтовых вод на территории Копейского городского округа в низинах время от времени создаётся заболоченность природного характера.