Как так, «сухопутная» Россия даёт изрядную фору вековечным «законодателям» и лидерам в морском деле?! Трудно себе представить, но нашу уникальную и по многим своим параметрам до сих пор непревзойдённую атомную субмарину проекта 671 РТМ адмиралы НАТО в своих документах назвали на удивление романтично: «Чёрный принц». По сути, короновали, признали лучшей в мире эту атомную подводную лодку (АПЛ) русских!

34 года морской выслуги

В служебных документах в России эта подлодка именовалась более традиционно и привычно для русского уха – «Щука». Впрочем, среди моряков России, кроме этого кодового названия, прижилось и красивое натовское имя «Чёрный принц». Насколько хищно красива эта чёрная подводная лодка, покрытая по внешнему корпусу толстым слоем звукопоглощающей резины - настолько совершенны внешние обводы корабля! Вдобавок корму венчает абсолютно непривычная для «потаённых судов», высоченная и роскошная «корона». Громадная обтекаемая многотонная «бульба» – гондола для выдвижной антенны гидроакустической системы «Скат». Её «микрофон» на стальном тросе и электрокабеле вытягивается из «бульбы» вслед за лодкой на расстояние полторы сотни метров. Зачем бы это? Чтобы собственные шумы лодки не мешали её же чуткой аппаратуре акустиков! Как говорится, против своего же неизбежного акустического фона закинуть «гидроакустическую удочку» подальше от собственных механизмов. Чем меньше своих помех, тем точнее координаты цели.

«Чёрный принц» изначально предзнаменовался как атомоход для уничтожения подводных атомоходов противника любого класса. Несколько поколений подводных крейсеров проекта АПЛ 671 были вооружены вначале противолодочными сверхзвуковыми ракетоторпедами «Вьюга», затем «Водопад», подводным ракетным комплексом «Шквал» (с невероятной подводной скоростью – 200 узлов!). От такой «Щуки» не увернёшься! Это, однако, совершенно не означало, будто «Чёрный принц» не мог бороться и с надводными кораблями, на борту хватало торпед и для подобных целей! С получением новых крылатых ракет «Гранат» с ядерной боеголовкой подлодки могли успешно атаковать как авианосцы, так и любые цели на берегу. С этого момента АПЛ 671 РТМ стала в полном смысле многоцелевой. Добавьте сюда наличие первых боевых информационно-вычислительных систем, абсолютные рекорды по бесшумности и завидной скорости под водой (до 31 узла на глубинах в сотни метров!), уникальная акустическая система (глаза и уши АПЛ под водой), высокая многомесячная автономность – можно себе представить, какую головную боль доставляли эти подводные крейсеры потенциальным противникам.

Мой старинный приятель – капитан первого ранга, челябинец Александр Мохирев, как раз и служил-воевал на такой лодке. На АПЛ проекта 671 РТМ – К-324, а большей частью на К-218. Морской выслуги у него с лихвой – 34 года! Хотя календарных лет поменьше. «Как это получилось?», - вы спросите. С учётом боевых походов – многомесячных «автономок» в мировом океане, в реальных столкновениях с противником календарный год с боевой выслугой далеко не совпадают. Как говорят, «год за два». А то и за три… Словом, ребята из этих экипажей у пирсов родных баз не загорали, а мили мировых морей да океанов на свой ходовой винт наматывали отнюдь не туристами будучи! Силу и славу российского флота продолжали…

В подводный флот из… глубины Сибири

Судьбе было угодно, что мы встретились не на базах подфлота в Вилючинске на Камчатке, не в губе Западная Лица на пункте базирования Северного флота (там служил герой этих строк), а в Челябинске. Довольно случайно, пару десятков лет назад. Ходили на работу по одним и тем же коридорам Челябинского Дома печати. Даже и подумать тогда не мог, что этот невысокий, по-мужски сдержанный и по-спортивному подтянутый человек – офицер-подводник с геройской биографией! А её начало было вполне сухопутным. Вдали от морей-океанов, в посёлке Яшкино Кемеровской области. Школу закончил отлично, в 16 лет. Поскольку настырный парнишка сам себя определил в первый класс вслед за более старшими дружками в неполные свои шесть лет.

В то время в сухопутном Яшкино среди ребят вдруг появилась повальная мечта о профессии военного моряка. А ещё приятель-земляк, курсант знаменитого Севастопольского высшего военно-морского инженерного училища уговаривал: «Чего ты здесь киснешь?! Давай к нам, не пожалеешь!». Действительно, не пожалел в своей жизни об этом выборе ни секунды.

В элитном училище молодого сибиряка, будущего подводника заметили сразу, был лучше многих и в учёбе, и в спорте (чемпион Черноморского флота по боксу), и на практике на боевых кораблях. А практику проходил на новейшем тогда ракетном крейсере АПЛ 667 БДРМ, который вооружён стратегическими ядерными ракетами миасских конструкторов из ГРЦ имени В. Макеева. Конечно, не мог курсант-подводник тогда предположить, что судьба приведёт его именно на Урал, где после службы он будет работать на заводе морским военпредом.

Учёба в Севастополе – история особая, не для слабачков. Сложные и часто опасные практические занятия, вырабатывающие умение бороться за живучесть корабля при возможных авариях на АПЛ; теория и практика реакторного дела на стендах и атомных реакторах Учебного центра в ядерном Обнинске; сложные экзамены, которые принимали ведущие учёные-физики; недели на полигонах, где учились науке выживаемости в снегах, тайге, тундре и пустынях; физподготовка по программе морпехов…

Победила Камчатка

И вот один из лучших выпускников, отличник боевой и политической подготовки, лейтенант-инженер с правом свободного выбора места службы выбирает не курортный Севастополь, ставший за годы учёбы родным, а… далёкий-предалёкий Вилючинск – базу современных АПЛ на Камчатке! К чему такие подвиги, когда служба и в Севастополе могла бы сложиться у отличного морского лейтенанта-инженера очень даже неплохо?

Секрет подобного выбора вполне прост. На Камчатской флотилии только-только начали первыми на флоте России вводить в строй новейшие АПЛ проекта 671 РТМ, он же «Чёрный принц». Эти лидерные АПЛ такого проекта первоначально спускали на воду на верфях завода в Комсомольске-на-Амуре. Потому они и «прописались» на Камчатской флотилии.

Конечно, служба на таком атомном подводном крейсере новейшего проекта – мечта каждого истинного подводника. Альтернатива у офицера флота Мохирева была невеликой: либо карьера на тёплом Чёрном море, либо служба на холодном далёком полуострове, но при этом первопроходческое освоение новой АПЛ. Победили, конечно, «Чёрный принц» и Камчатка.

«Золотая рыбка» и «Ревущая корова»

Позволю небольшой экскурс по жаргону моряков.

«Золотая рыбка» – это один из типов АПЛ (проект 661, АПЛ К-162), имеющих рекордную, запредельную по тем временам цену. В этой опытно-экспериментальной подводной лодке, прозванной убийцей авианосцев, сделанной целиком из титана, было применено около 400 (!) совершенно новых, революционных технических решений. Потому и цена её велика. Такие понятия, как «экономия средств» и «оптимизация расходов», уходили на второй план, когда речь шла о самом существовании нашей страны в условиях холодной войны. По словам специалистов, деньги, потраченные на лодку всей страной, «Золотая рыбка» отработала с лихвой! К-162, внезапно появляясь и незаметно исчезая, навела немалый шухер в стане супостатов.

«Хиросима» – так прозвали лодку К-19, наверное, самую невезучую советскую АПЛ со стратегическими ядерными ракетами. Через полгода после спуска на воду произошла первая авария атомного реактора в Северной Атлантике. 14 моряков в борьбе за жизнь корабля переоблучились и погибли. Лодку отбуксировали, оба реактора вырезали и вместе с топливом затопили на Новой Земле. Через восемь лет «Хиросима» столкнулась под водой в Баренцевом море с рыскавшей в разведке у наших берегов американской АПЛ SSN-615 «Гэтоу». Обе АПЛ получили серьёзные повреждения. Ещё через три года на борту злосчастной «Хиросимы» севернее Ньюфаундленда вспыхнул пожар. Погибло 28 моряков. После ремонта на заводе «Звёздочка», при входе в бухту базы Гаджиево злополучная АПЛ загорелась теперь на глазах у всех. Обошлось без жертв, пожар ликвидировал экипаж и подоспели портовые службы. «Хиросима» своё печальное прозвище оправдывала и дальше, неприятностей хватало…

«Ванька Вашингтон» – это прозвище получила ещё одна наша АПЛ 667А («Ашка»). Уж очень-очень она своими обводами походила на знаменитый базовый американский проект АПЛ «Джордж Вашингтон».

Ревущей коровой прозвали другую АПЛ, из не самых удачных проектов – за рекордно-запредельную шумность под водой. Обидно, конечно, зато правда! Ясно, что служба на такой «Ревущей корове» не является для достаточно амбициозного выпускника-отличника одного из ведущих высших военно-морских инженерных училищ страны великой удачей… Но для моего героя эта «корова» едва не стала местом его службы… Впрочем, по порядку.

О вреде красных «карасей»

Две ошибки перед прибытием на Камчатку совершил лихой лейтенант-отличник Мохирев. Эдаким «перцем» явился представляться начальнику штаба дивизии АПЛ. Замечу, старому служаке. «Прибыл согласно предписанию служить на АПЛ проекта 671 РТМ». «Почему прибыл на службу с опозданием в неделю?». «Задержка авиарейса вышла», – не будешь же сознаваться, что к маме в Сибирь по дороге повидаться заезжал. Когда ещё придётся увидеться: где Сибирь, а где Камчатка! А тут ещё старый морской волк увидал на ногах новичка неуставные красные «караси» (так на флоте называют носки) и для пущего форсу – лаковые штиблеты! Красные «караси» подействовали на служаку, как красная тряпка на быка. Это была последняя капля, переведшая доклад новоприбывшего офицера в начальственный вой сирены! «Будет тебе служба на 671 РТМ, держи карман шире! На «Ревущую корову», марш!!!».

Есть, оказывается, по логике начальства, прямая связь между цветом «карасей» и службой на «Ревущей корове».

Но Мохиреву всё-таки повезло, здравый смысл в итоге восторжествовал! Видимо, была учтена отличная учёба, такими перспективными офицерами не разбрасываются! К тому же на следующее утро «стиляга» явился в штаб в уставных «карасях» и обычных флотских ботинках.

Полярный марафон

Проект 671 РТМ среди моряков также ещё именовался ласково - «Рабочая лошадка». Эти АПЛ почти постоянно в походах, в далёких морях-океанах месяцами. В базе или на заводе -  только во время профилактических работ… Мой герой имел заслуженное продвижение по службе, стал командиром турбинной группы. Пятый отсек, пар с двух атомных реакторов идёт на турбину, а на ходовой винт поступает до 31 тысячи «лошадей». Очень серьёзное хозяйство. Причём, для вероятного манёвра всегда нужно иметь запас мощности, запас хода. Ведь остановленные реакторы моментально до необходимой мощности не разгонишь. Нагляден только один, понятный и неспециалисту пример – один только главный упорный подшипник (ГУП) вала винта весит… почти двести тонн!

В начале восьмидесятых для оптимального распределения многоцелевых АПЛ между флотами было решено перегнать с Камчатской базы на Северный театр АПЛ проекта 671 РТМ через Северный полюс. Подо льдами Арктики. АПЛ К-218, К-255 и К-324 первым пришлось освоить такие трансполярные переходы. На К-218 как раз и служил в то время мой герой. Конечно, в Беринговом проливе отряд уже поджидали наготове американские противолодочные самолёты «Орион». Закидали весь пролив гидроакустическими буями. Не спрячешься! Но случилось невероятное, благодаря умению советских моряков американцы в океане наши АПЛ… потеряли! Хотя такие подлодки, не иголка в стогу!

Бывал Мохирев и на «крыше мира», на Северном полюсе. Пробили для себя полынью, всплыли. Поразила полная тишина и яркое сверкание полярного дня. А тут и хозяин Арктики, белый медведь «знакомиться» к краю полыньи подошёл. Решили гостя сгущёнкой угостить. Бросили закупоренную банку и увидели оригинальный метод вскрытия консервы: один удар могучей лапы, банка всмятку.

В Арктике не раз «чёрные принцы» обеспечивали подводные пуски стратегических ракет. «Стратегу» АПЛ 667 БДРМ полынью в паковом льду пробивали и охраняли его, чтоб никто на него не посягнул. Заодно под водой пуски супер-ракет через оптику посмотрели.

«Подарок» Дядюшки Сэма

Довелось некоторое время служить и на К-324, «сестрёнке» К-218. В конце 1983 года крейсер К-324 нёс боевую службу под самым боком США. Было поручено на полигоне ВМС США следить за фрегатом «Макклой», испытывавшим новейшую систему подводного наблюдения «TASS», направленную против русских АПЛ. Её «глаза» – длинная, буксируемая фрегатом, низкочастотная гидроакустическая антенна. Сверхчувствительный «шланг», от которого, по проекту системы, подводной лодке в толще океана спрятаться практически невозможно. К-324 удалось, оставаясь незамеченной, записать ценную информацию о работе системы «TASS». Внезапно все испытания фрегат прекратил и ушёл из квадрата. Пора было уходить и К-324, но не тут-то было. Из-за непонятной сильнейшей вибрации пришлось турбину остановить и всплывать, лишившись хода. В надводном положении обнаружилась причина – на ходовой винт… намоталось сотни четыре метров бронированного «шланга» - сверхсекретного акустического кабеля. Неожиданный «ценный подарочек» от Дядюшки Сэма!

Конечно, наша АПЛ, всплывшая на секретном пентагоновском полигоне, была моментально обнаружена, к великому ужасу американцев. Десять дней шла психическая и физическая осада АПЛ, лишившейся хода. По сути, беззащитная «лёгкая добыча». «Калашниковым» от эсминца не отобьёшься, а на применение ядерного оружия или обычных торпед по взявшим АПЛ «в клещи» кораблям санкций из Москвы не поступало… Командир В. А. Терёхин приказал приготовить лодку, на случай попытки её захвата, к взрыву. Освободить винт от «шланга» не могли ни наши водолазы, вооружённые резаками и кувалдами, ни американские эсминцы, вплотную проходившие у кормы АПЛ, которые рассчитывали оборвать драгоценный для обеих сторон «шланг» своими ходовыми винтами. Любопытная ситуация: и русские, и американцы добивались одного и того же – снять кабель с ходового винта АПЛ. Только для нас это нужно было, чтобы восстановить ход и уйти в глубину, а для американцев – чтобы вернуть свой кабель.

Американское командование осознало, наконец, что мирным путём «шланг» не вернуть. Но, с другой стороны, не третью же мировую войну из-за проклятого обрывка кабеля начинать?! Так и отпустили АПЛ восвояси со сверхсекретным «сувениром». К-324 вместе с ценнейшим трофеем была благополучно отбуксирована на Кубу. А экипаж долго не знал: чего ожидать от Родины. Трибунала и прочих «оргвыводов» или всё-таки наград? Как водится, в верхах спустили всё на тормозах…

К счастью, мой герой непосредственно в этой эпопее не участвовал, его К-218 в это время был в «автономке» на другой стороне «шарика». Но друзья-кореша, с не чужой для него К-324, все детали этой истории противостояния флотов сверхдержав рассказали ему по секрету уже дома. На базе Западная Лица и во всех леденящих подробностях.

Нырнул и - «ведро на голову»!

– Взаимная охота, противостояние в глуби океанов с АПЛ вероятного противника для «Чёрного принца» дело не такое уж и редкое, – вспоминает капитан первого ранга Александр Мохирев. – С любопытствующими натовскими подлодками мы не раз встречались в незримой дуэли под водой, естественно, на уровне акустического контакта. И в Атлантике, и в Баренцевом море, и в море Лаптевых, и даже вблизи наших баз на полигоне ВМФ Северного флота… Что тут необычного, ведь проект 671 РТМ как раз и создавался для борьбы с чужими подводными лодками! Потому в него заложены рекордные показатели по малошумности, скорости под водой, невозможности обнаружить подводный крейсер по тепловому следу, большая глубина погружения, мощнейшая гидроакустическая станция, информационно-аналитический компьютерный комплекс, высокая автономность, суперскоростное ракетно-торпедное оружие и многое другое. Но это необходимые технические предпосылки победных подводных дуэлей! Не забывай старую русскую поговорку «Голь на выдумки хитра».

Показателен лишь один пример. В Баренцевом море акустик АПЛ сообщил: «За нами следят. Засёк акустические импульсы». Как оказалось впоследствии, это британская новейшая атомная субмарина проводила разведку у наших берегов. К-218 выходит на полный подводный ход, скорость на пределе – 31 узел. Англичане сели на хвост, продолжают гнаться. В разгар погони наша АПЛ вдруг… исчезает. Британцы безрезультатно мечутся в этом квадрате - куда же подевались русские?! А К-218 полностью «вырубила» ход до нуля, чтобы не создавать ни малейшего шума. А сама лодка «провалилась» в глубину ещё метров на сто! «Ведро с головы» резко сброшено, у акустика АПЛ все цели: дальние и ближние, как на ладони! Мгновенно роли поменялись. «Дичь» превратилась в «охотника»! Англичане «пролетают» поверху мимо АПЛ К-218, под водой, ведь резко не затормозишь - инерция однако. «Чёрный принц» из абсолютной подводной тишины своими акустическими системами крепко цепляет британца за довольно шумный «хвост». Так и идёт следом, в кильватер за враждебной АПЛ, невидимый и неслышимый «Чёрный принц» в облаке чужих шумов.

И такой «тандем» под водой продолжался больше суток! Хватка у «Чёрного принца» надёжная. Из её «объятий» никакими эволюциями в пространстве – резкими поворотами, любой подводной акробатикой не вырвёшься! Захват – есть захват, особенно, если компьютерная информационная система на шаги вперёд многое нашим подводникам подсказывает.

Так и были вынуждены в очередной раз незваные и посрамлённые обиженные гости уйти восвояси. Как говорится, не солоно хлебавши. А сам этот русский фокус – резко нырнуть и надёжно затаиться, поджидая в такой засаде, в полной акустической тишине свою «дичь», а затем кинуться за ней в беспроигрышную погоню, именуется на языке подводников так - крутануться с ведром на голове. А потом резко его «снять», моментально став всё слышащим и всё видящим оком! Как сами боги морей и океанов, Посейдон–Нептун.

Не раз подобные хитрые подводные танцы позволяли русским морякам и свою боевую задачу выполнить, и Флот России не опозорить.

Место встречи – Парад Победы

Ежегодно мы с моим другом Александром Мохиревым встречаемся 9 Мая на площади в Челябинске, на празднике Победы. Вот уже десяток лет, как Сан Саныч возглавляет морскую часть колонны ветеранов вооружённых сил, проходящую по площади в общем «каре-коробочке». Даже и убелённым сединами ветеранам военной службы, чтобы чётко печатая шаг в строю, браво пройти перед тысячами зрителей, требуется несколько предварительных тренировок. Капитану первого ранга Мохиреву и на долгих тренировках приходится командовать коллегами по флотской службе. А на параде он по традиции правофланговый, по нему равняют шаг его товарищи.

Вот и нынче мы с ним встретились в День Победы. В этом году к его наградам на кителе добавилась ещё одна. Эта медаль – памятный знак от Всероссийского союза ветеранов – Александру особенно дорога. Она напоминает юность и годы учёбы в военно-морском училище. На золотом ободке написано: «За оборону Севастополя. 75 лет».

Так держать, товарищ капитан первого ранга!

Александр Чуносов, фото автора и из личного архива Александра Мохирева