Член областного совета движения «За возрождение Урала», председатель Общественной палаты Чебаркуля, руководитель аппарата Миасского отделения Ассоциации юристов России, преподаватель кафедры «Конституционное, административное и муниципальное право» Миасского филиала ЮурГУ, член Чебаркульского отделения боевого братства «Долг и честь» – это лишь официальные его ипостаси. Мы же знаем Николая Михайловича как одного из самых уважаемых наших соратников, человека мудрого, отзывчивого, в высшей степени порядочного. На таких людей можно положиться буквально во всем.

Лучшая мотивация

– Николай Михайлович, что и кто повлиял на формирование вашей личности?

– Я родился в Башкирии, в селе Еланыш Салаватского района. Мое становление, как, наверное, у всех происходило в семье и школе. Отец работал водителем. Неоднократно становился ударником соцтруда. Мама долгое время проработала с ним на одном автотранспортном предприятии. Их отношение к труду и к семье стало для меня образцом на всю жизнь.

Мне повезло и со школьными учителями. С благодарностью вспоминаю моего тренера Виктора Павловича Тёплых. В школе я занимался легкой атлетикой. Он обратил на меня внимание, увидел во мне задатки, помогал их развивать.

– А почему именно легкая атлетика? Есть ведь масса более азартных видов спорта – футбол, хоккей…

– Это все я перепробовал! Но именно в легкой атлетике у меня были хорошие результаты. А ничто не мотивирует лучше, чем личный прогресс. Мои любимые дисциплины – бег на дистанцию 800 метров и 1500 метров. Сперва я стал первым в классе. Затем в школе. Потом в районе. Это случилось в девятом классе. Мы, ребята из райцентра, выступали даже на всесоюзных соревнованиях.

Считаю, свою роль в моем дальнейшем самоопределении сыграл наш военрук Николай Иванович Поздеев. Была в советское время популярная военно-спортивная игра «Зарница». Мне она очень нравилась. Нужно было не только быстро бегать, но и уметь метко стрелять. И думать. Наш школьный отряд, участником которого я был, занял первое место в районе, а потом и в республике. И нас направили на всесоюзные соревнования в знаменитый пионерский лагерь «Орленок».

А по окончании школы я получил настоящую профессию – водитель третьего класса. До армии успел поработать на грузовике. Я мечтал поступить в военное автомобильное училище.

Мечта сбылась

– Но попали на Краснознаменный Северный флот.

– Да, так получилось. Согласно военно-учетной специальности я должен был служить на подводной лодке. Но, видимо, внутреннее стремление формирует судьбу. Я и на флоте стал водителем. В «учебке» поездил на многоосном тягаче «Ураган», помните такой?

– Впечатляющая машина! А точнее махина на колесах!

– Да! А через год подал документы в Челябинское высшее военное командное автомобильное училище и поступил. Можно сказать, мечта сбылась. А кроме того, в училище я продолжил свое увлечение спортом, выполнил норматив кандидата в мастера спорта СССР по военному троеборью. Три года входил в сборную Уральского военного округа.

– Что для вас было самым интересным в армии?

– Мне вообще нравилось служить. Кроме того, автомобили в вооруженных силах – это же новейшие модификации. Передовые машины. Спецтехника, которую на гражданке не увидишь.

Я считаю, мне повезло. По распределению попал в Чебаркульский гарнизон, в учебно-автомобильный батальон. Помимо основной работы, был начальником физподготовки и секретарем комсомольской организации. Через два года даже получил грамоту ЦК ВЛКСМ. В нашем батальоне обучали водителей для отправки на службу за границу. А вскоре, как считалось, в качестве поощрения меня, командира роты, также направили служить в Группу советских войск в Германии. Мне было 30 лет.

Вернулся на родину досрочно, прослужив вместо пяти четыре года. Политики договорились о выводе наших войск. Работы было очень много. Выводили спешно. Немцы настаивали, чтобы мы разбирали постройки и даже рекультивировали землю.

– Вы ведь еще успели послужить в Чечне. Что выхватывает память сейчас, спустя двадцать с лишним лет?

– Попал туда в первый год войны, летом 1995 года. Шло перемирие. Удручающее впечатление произвел разбитый Грозный. Мы находились в Ханкале, где был штаб группировки. Я – начальник автослужбы. Мне приходилось много ездить. Помню, подъезжаешь к горам, где наш полк стоял, навстречу вылетают две «вертушки»: нас на всякий случай прикрывали, поскольку с гор могли стрелять. Слава богу, за три месяца моей командировки особых инцидентов не было.

В каком-то смысле труднее было по возвращении. Перспектив не стало. Странное какое-то чувство: ты полон сил, а вроде как и не особо нужен. В 1998 году из армии пришлось уволиться. Бывало, по три месяца не выплачивали зарплату, а нужно было кормить семью – за мной жена и двое детей. Можно, конечно, ругать жизнь и дефолт, но мужчина априори несет на себе ответственность. Радужных перспектив не просматривалось. Рассчитывать нужно было только на себя. В общем, в 39 лет у меня началась новая жизнь. Я стал судебным приставом-исполнителем в Миассе.

Народный избранник

– В 90-е многие офицеры разделили вашу судьбу. Сложно было найти себя в новой жизни?

– Кому-то повезло меньше. На новой работе быстро понял, что не хватает юридического образования. Три года совмещал практику и учебу в университете. Получалось, видимо, неплохо. По крайней мере был неоднократно поощрен, а потом и вовсе выдвинут в резерв руководящего состава. Получив диплом, остался на преподавательской работе.

– А как вы попали в народные избранники?

– В 2005 году в Чебаркуле объявили выборы Собрания депутатов. Меня депутатская деятельность заинтересовала и с практической точки зрения – можно ли сделать жизнь лучше с помощью этого политического инструмента, и с точки зрения науки – а каковы механизмы народовластия, как совмещаются политические институты и реальная жизнь. У нас был многомандатный округ из 19 кандидатов, я занял третье место. Первые пять человек стали депутатами городского Собрания.

– За счет чего победили?

– Наверное, многие меня знали по предыдущей службе как порядочного человека. Опять же преподаватель вуза – это некий социальный статус. Кроме того, ко мне многие обращались с просьбой помочь в том или ином правовом вопросе. И я помогал. Более того, предложил сделать такую работу системной, но при этом бесплатной. Пункты юридической помощи были открыты в нашем военном городке. Привлек к работе способных студентов. И людям хорошо, и ребятам польза, и я постоянно на прямой связи со своими избирателями – для депутата это чрезвычайно важно!

– Николай Михайлович, а почему депутатов часто ругают?

– Человек считает, что если он за кандидата проголосовал, то тот обязан все наказы выполнять. И во многом это справедливо. Вопрос в том, что какой-то наказ можно выполнить сразу, другие – со временем, третьи невозможно вообще, поскольку депутатские возможности ограничены. Людям, порой, трудно это объяснить, отсюда обиды, непонимание. Но я всегда старался сделать все возможное. Горд тем, что, когда учредили медаль «За заслуги перед городом Чебаркулем», стал одним из первых, кто ее получил. Но интересное ощущение: сделанного действительно много, но еще больше остается несделанного.

Основа государства – гражданское общество

– Сегодня вы являетесь председателем Общественной палаты города Чебаркуля. Что здесь самое важное?

– Основная роль Общественной палаты – обеспечить согласование общественно значимых интересов жителей города, некоммерческих организаций и органов местного самоуправления для решения наиболее важных вопросов экономического и социального развития Чебаркуля, защиты прав и свобод граждан, усовершенствования демократических институтов. Я был делегирован в Общественную палату города Чебаркуля движением «За возрождение Урала». Это не просто механизм продвижения. В основе ЗВУ – ценности, которые близки и понятны людям. Мы не зря говорим, что наше движение – социально-правовое.

Главная наша задача – решение социальных вопросов, поддержка незащищенных групп. Другой важный принцип ЗВУ – это не партия, а движение, которая не предполагает членства, зато может объединять разные политические силы. Только вместе мы можем идти вперед, делать наш город и регион лучше. Эту мысль я стараюсь проводить и как председатель Общественной палаты.

Чебаркульское триединство

– Вы родились в Башкирии, но вся ваша жизнь связаны с Чебаркулем. Что для вас этот город?

– Мне нравится, что город компактный, очень живописный, многие его жители стали моими друзьями. Чебаркуль – это уникальное триединство: город-воин, город-труженик, город-курорт. Кстати, вы знаете, что Чебаркуль – своего рода рекордсмен в Челябинской области: его население летом увеличивается раза в три. Чебаркуль развивается. За последние десять лет здесь вырос красивый храм, построен новый железнодорожный вокзал, открылся ледовый дворец имени Харламова. Сейчас строятся многоэтажные современные дома.

– А каким Чебаркуль может стать, скажем, через 20 лет?

– Перспектива города, безусловно, связана с его природно-рекреационным потенциалом. Чебаркуль должен стать полноценным городом-курортом, соответствующим мировому уровню. Его попадание в будущий туристический кластер дает нам отличные возможности для развития.

– Перспективы любого, особенно малого города связаны еще и с желанием молодежи оставаться здесь, иметь возможность зарабатывать.

– Да, и наша Общественная палата планирует в ближайшее время организовать большую встречу выпускников, с одной стороны, и работодателей, представителей центров занятости, вузов и предприятий – с другой. Я считаю, сегодня крайне необходимо создавать рабочие места для наших выпускников, чтобы они оставались в городе. Уезжают ведь по разным причинам. Иногда потому, что просто не знают о перспективах города, планах развития местных предприятий и, соответственно, о возможностях для собственного профессионального и личностного развития. Как преподаватель вуза всегда этим занимался. Знаю лично до полусотни ребят, которые получили здесь высшее образование и хорошо себя зарекомендовали, работая в правоохранительных органах, в местной администрации, на производстве. Такие люди очень нам нужны. Они не просто отличные профессионалы. У них особое отношение к этой земле. Словосочетание «малая родина» для них не пустой звук.