О повышении налогов

– Повышение НДС связано с необходимостью удержать показатель не нефтегазовых доходов. Во многих странах 20 % и больше НДС, но так называемая эффективная ставка будет меньше. Мы сохранили почти все льготы. Рассчитываем, что это будет разовое явление, небольшой рост цен и инфляции в начале года пройдет, а затем она будет снижаться. ЦБ принимает определенные усилия, чтобы этого не допустить.

Об Украине

– Украина остается одним из наших крупнейших торгово-экономических партнеров. Это естественные связи. Когда-нибудь они дадут о себе знать. Но пока в киевских коридорах власти находятся русофобы, ненормальная ситуация будет продолжаться, несмотря на то, кто будет находиться в России у власти.

О запретах рэперов и культуре вообще

– Ничего хорошего в запретах концертов нет. Правда, ничего хорошего нет и в том, что они там поют с матерком. Я недавно был на юбилее Юрия Темирканова, он сказал, что искусство существует не для того, чтобы потакать низменным мотивам, а чтобы поднимать этот уровень. Есть еще другие элементы — пропаганда наркотиков. Зачем потворствовать этому? Это деградация нации. Мы хотим деградировать? Или как-то стало модно пропагандировать суицид. Нельзя допустить этого в молодежной среде. Грубо запрещать это все, конечно, нельзя.

О прошедших региональных выборах

– Будет проведена отдельная встреча с вновь избранными главами регионов, нужно было дождаться результатов выборов в Приморье. Это же не первый случай, когда побеждают кандидаты от оппозиционных партий, и они работают нормально. Президент не состоит ни в каких партиях, и для меня самое важное — чтобы люди чувствовали, что их жизнь меняется к лучшему. Будем всячески помогать любому избранному руководителю региона.

О санкциях

– Экономика адаптировалась к внешним ограничениям. У нас после кризиса 2008–2009 годов ВВП упал на 7,8 %, никаких санкций не было. А после введения санкций в 2014 году падение составило 2,5 %. Минфин США считает, что это падение связано на одну треть с санкциями, а на две трети — с падением цен на нефть. Думаю, там и этой трети нет. Негативное влияние есть, но есть и плюсы от этих санкций. Они заставили нас включить мозги на некоторых направлениях. Да, это привело к некоторому повышению цен на рынке продовольствия, но потом все стабилизировалось.

О мусоре

– Мы десятилетиями сбрасывали мусор в яму, никто не занимался комплексной переработкой. Нужно ликвидировать незаконные свалки, выстроить целую индустрию переработки. Нужно, чтобы международный опыт был использован у нас в лучших его вариантах. Надо, чтобы заводы были качественные и эффективные, чтобы не экономили на фильтрах. Мы должны построить до 2024 года 200 перерабатывающих заводов. Не знаю, хватит ли этого, но хотя бы это мы должны сделать.

Об автокефалии

– То, что сейчас происходит в православии, уму непостижимо. Вмешательство государства в жизнь церкви — такого не было со времен Советского Союза. Создали раскольническую церковь Стамбульского прихода. УПЦ МП была полностью независимая, они делали все самостоятельно, в том числе избирали иерархов, связь была только духовная, на проповедях вспоминали патриарха. Это делается в преддверии предвыборной кампании и для дальнейшего разрыва между русским и украинским народами. Боюсь, что за этим начнется передел собственности, он может приобрести тяжелый, даже кровавый характер.

О Франции и ценах на бензин

– События во Франции связаны, конечно, с повышением цен на бензин, на дизель, но они послужили, скорее всего, триггером, после чего выплеснулось недовольство в целом значительной части общества, причем это коренные французы в основном. Оценивать действия французских властей совершенно некорректно.

В чем отличие ситуации во Франции и у нас? Французское правительство пошло совершенно сознательно на повышение цен на бензин, чтобы перераспределить средства граждан на решение других вопросов в сфере энергетики – на развитие альтернативных видов энергетики. Это людям не понравилось. У нас повысились цены на бензин в связи с ростом цен на нефть на мировых рынках, но правительство тут же начало принимать меры по сдерживанию цен на бензин и даже по их снижению. Мне кажется, это вещь очевидная: хуже или лучше, но это происходит, договоренность с нефтяными компаниями достигнута. Хоть это в ручном управлении, но, в общем, это сработало. И правительство не допустит никаких скачков цен на нефть в следующем году.

О пенсионной реформе

– В начале 2000-х и в середине я говорил, что категорически против повышения пенсионного возраста. Тогда и невозможно было это делать. Если бы я не был убежден, что это неизбежно, никогда бы это сделать не позволил.

О системе ФСИН

– Ситуация в местах лишения свободы должна находиться прежде всего под контролем Генпрокуратуры. Все правонарушения и преступления там должны быть наказаны. Так и происходит, когда благодаря СМИ такие факты всплывают. Надо совершенствовать, а не ломать это все. У нас соответствующие комиссии работают, надеюсь, они тоже сыграют роль в тех позитивных изменениях, которые должны быть.

О дедолларизации

– По данным МВФ, объемы расчетов в мире в долларах чуть-чуть снизились, в прошлом году были, кажется, 63 % с небольшим, сейчас 62 % с небольшим, но доля для России выше — 69 %. Причина в том, что большая доля наших товаров, в том числе нефть, котируется в долларах. Что касается дедолларизациии, она связана исключительно с расчетами между хозяйствующими субъектами и никак не касается граждан. Ситуация с запретом рекламы обменных курсов связана только с одним — с борьбой с нелегальными конторами по обмену денег.

Для того чтобы рубль укреплялся хотя бы в качестве региональной резервной валюты, нужно сделать несколько вещей: сократить волатильность — и нам это удается, он даже оторвался уже от колебаний цен на энергоносители. И дальше нужно инфляцию сдерживать и развивать финансовую инфраструктуру расчетов, мы будем это делать.

О внешней политике

– Мы знаем, где находится штаб, который пытается управлять миром, и он не в Москве. Это связано с ведущей ролью США в мировой экономике, с расходами на оборону. Вы считаете, что наша цель — управлять миром? Это штамп, который навязывается для решения внутриполитических и внутриблоковых вопросов. Чтобы сплачивать страны НАТО, нужна обязательно общая угроза. Против России это хорошо, крупнейшая держава. Это эксплуатация фобий прошлого, которая мешает двигаться вперед. На самом деле главная цель нашей внешней политики — обеспечить благоприятные условия для развития Российской Федерации, экономического и социального, и чтобы она заняла достойное место на международной арене как равный среди равных.

Об обманутых дольщиках

– Это никогда не закончится, если мы не наведем здесь порядок и не перейдем к цивилизованным способам жилищного строительства. Мы должны обязательно прекратить вот эту практику привлечения денег граждан, связанную с недобросовестным расходованием этих денег. Деньги изымаются, и вообще ничего не получают, ни денег, ни жилья. Мы должны прекратить эту практику, даже если это приведет к некоторому снижению объемов строительства. А те люди, которые уже попали в трудную ситуацию, им нужно помочь и не нужно закрывать глаза на масштаб этой проблемы. В реальности проблема острее, чем она показана в документах.

О допинге

– Мы сами виноваты в той ситуации, которая создалась, применение допинга-то было. Другое дело, нам пытаются навязать тезис о том, что это было на государственном уровне. Но мы же должны заботиться не только о результатах, но и о здоровье наших спортсменов. Мы не на должном уровне обеспечили работу по борьбе с допингом. Сейчас мы проделали большую работу. Должны стремиться к тому, чтобы это было нулевое применение. Надеюсь, что элемент политизации в этой сфере будет полностью изжит.

О наших целях

– Нам нужен прорыв. Нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего. Для этого нужно концентрировать усилия на важнейших направлениях. Их нужно сконцентрировать в каких-то прорывных документах. Без постановки цели, в какие бы их ни упаковать конверты, этих целей не добьешься. Есть вопросы, связанные с контролем над исполнением. Он должен быть действенным, а все наши мероприятия по надзору из федерального центра должны быть реалистичными. Там есть проблемы, это правда, но мы над ними работаем. Деньги федеральные по большей части, а проекты в основном в регионах. И регионы должны работать над достижением конкретного результата, который люди почувствуют. Если чувствуют, что не в состоянии исполнить, пусть освободят свои места для тех, кто может работать. Если не ставить амбициозных задач, не будет достигнуто вообще никаких.

Борис Дубровский, губернатор Челябинской области: «Как отметил сегодня Президент России Владимир Путин, в нашей работе нужны конкретные результаты работы и позитивные перемены, которые почувствуют люди. Мы тоже зафиксировали в регионе такие положительные тенденции, как рост розничной торговли и потребительского спроса. У нас есть очевидные успехи в области импортозамещения, прежде всего, в АПК. Эти результаты надо закреплять и развивать».

«Отмеченный Президентом России приоритет по ликвидации незаконных свалок, развитию современных технологий в индустрии мусоропереработки свидетельствует о том, что шаги, предпринятые правительством Челябинской области в текущем году, были сделаны в верном направлении. Так, в Челябинске наконец-то закрыта крупнейшая свалка, хотя сделать это должны были еще в 1989 году. Это решение положительно скажется на общей экологической обстановке областного центра. Неоднократно подчеркивал и еще раз повторюсь. Считаю важным ставить перед собой задачу перехода на раздельный сбор мусора, качественный переход на новую схему обращения с отходами должен этому поспособствовать».

Николай Домогаров, фото из открытых источников