19 декабря в русском культурно-духовном центре Парижа состоялась конференция, посвященная 30-летию годовщины со дня смерти известного иконописца и богослова Леонида Успенского. На вечере памяти присутствовали ученики великого мастера и каждому было что рассказать о своем Учителе. Зрители в зале тепло встречали выступающих, активно задавали вопросы.

В эти же дни, до 5 января 2018 года в Российском духовно-культурном православном центре Парижа представлена выставка икон Леонида Успенского. Все желающие могут посмотреть документальный фильм о его жизни и творчестве, демонстрирующийся в выставочном зале.

– Моей первой учительницей иконописи была княжна Евдокия Голицына в Иерусалиме. Потом я приехала в Париж, – рассказывает участница памятного вечера – матушка Елизавета из Трехсветительского храма в Париже. – В течение 40 лет я расписывала храмы, преподавала иконопись. Работала в одной парижской мастерской иконописи, открытой Жаком Шираком для французов, интересовавшихся искусством написания икон. В 1980-х годах был огромный интерес к русским иконам. Все Европа увлекалсь ими. Буквально на каждом углу были мастерские, люди рисовали, изучали, писали иконы для себя, для своих домов.

С Леонидом Успенским я познакомилась в 1966 году. Он принял меня как родную, как свою дочь. И сразу определил в свои ученицы. Занимались мы у них дома. Конечно, мой стиль был уже сформирован инокиней Евдокией (княжной Голицыной), но Успенский дал мне очень много, обучил меня новым техникам писания и глубоким знаниям. Я приходила к нему со своими альбомами, работами, которые делала дома, и он мне говорил, что исправить. У нас были теплые дружеские отношения. Леонид Александрович был человек очень скромный, строгий, довольно молчаливый. Это было потрясающе, как он писал иконы. Молча сидел в своем углу, держал икону, краску замешивал прямо в руке, на ладони и так писал. Мог так сидеть долгое время, целыми днями, в таком неудобстве, но это была его позиция. Его жена готовила нам обед. Как многие тогда, они жили очень-очень скромно. Однажды на Пасху единственным праздничным блюдом у них на столе оказалась селедка.

Когда Леонид Александрович уже умирал, я подошла к нему, склонилась и он сказал удивительное: «Знаем ли мы, что это – икона?»

Наша справка.  Леонид Александрович Успенский родился в 1902 году в деревне Голая Снова Воронежской губернии (в имение отца - дворянина). Учился в гимназии города Задонска. В 1918 году вступил в ряды Красной армии; служил в конной дивизии Жлобы. В июне 1920 году был взят в плен белыми и определен в корниловскую артиллерию. Был эвакуирован в Галлиполи. Затем попал в Болгарию, где работал на соляном заводе, на строительстве дорог, на виноградниках, на угольной шахте. По контракту был завербован во Францию на завод фирмы Шнейдер, где работал на доменной печи. После несчастного случая оставил завод и переехал в Париж.

Художественное образование Л.А. Успенский получил в открывшейся в 1929 году Русской художественной академии Татьяны Сухотиной-Толстой, затем учился у знаменитых символистов Николая Милиоти и Константина Сомова. В середине 30-х годов вступил в Братство св. Фотия (Московской Патриархии), где сблизился с известным богословом Владимиром Лосским.

В конце 30-х годов оставил живопись и стал заниматься иконописанием.

Во время немецкой оккупации был на нелегальном положении. С 1944 года после освобождения Парижа, преподавал иконописание в основанном Свято-Фотиевским Братством богословском Институте св. Дионисия, а затем, на протяжении 40 лет, в Экзархате Московской Патриархии.

Пройдя путь от воинствующего атеизма к Церкви, Леонид Успенский всецело посвятил себя ее образному языку – православной иконе. Он также написал цикл богословских книг, раскрывающих церковное искусство в свете православного предания.

Леонид Успенский регулярно бывал на Родине. Читал лекции в Москве. Русская Церковь оценила его труды и наградила его орденами св. Владимира I и II степени.

Скончался Л.А. Успенский 11 декабря 1987 года и погребен на русском кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа.

Наталья Вольвач, фото автора